AZE ENG RUS
 
МВД, Генпрокуратура и Минсельхоз Азербайджана распространили совместное заявление (Видео)
11.07
22:24
Бывший вице-президент «Нефтчи» скончался от коронавируса
11.07
21:18
Ответственность за растущую напряженность в регионе лежит непосредственно на Армении – МИД АР
11.07
20:46
Кабмин направил запрос в Конституционный суд по вопросу защиты интересов банковских вкладчиков
11.07
20:13
Армяне попытались сместить Полада Бюльбюльоглу с поста председателя Правления МФГСПровокация провалилась
11.07
20:01
Жители Земли две недели смогут наблюдать самую яркую за последние 7 лет комету
11.07
19:50
Фонд Гейдара Алиева помог сыну шехида с жильем (Видео)
11.07
19:39
Число летальных случаев от коронавируса в Иране превысило 12 тыс.
11.07
19:27
«Герои дня»: старт конкурса от «Nar» и TƏBİB
11.07
19:16
Рафаэль Агаев может возглавить сборную России по каратэ
11.07
19:04
В оккупированном Карабахе режим ЧС продлен до 12 августа
11.07
18:53
Почему ряд граждан не получил выплату в 190 манатов? – Комментарий Минтруда
11.07
18:41
Президент Болгарии призвал к отставке правительства страны
11.07
18:30
Обнародована предварительная повестка дня 31-й специальной сессии Генассамблеи ООН
11.07
18:20
Sony представила кондиционер для ношения под одеждой (Фото)
11.07
18:12
Президент Азербайджана поздравил главу Черногории
11.07
18:01
11 июля зафиксирован мировой рекорд по числу заболевших COVID-19 за сутки
11.07
17:51
Два взгляда на решение карабахского вопроса – Азербайджан и Армения смотрят на это по-разному
11.07
17:39
ЦБ Азербайджана о выплате компенсаций по незастрахованным вкладам
11.07
17:28
Создан «умный» будильник, который приготовит чай или кофе
11.07
17:18
Хроника пандемии: в Азербайджане подтвержден еще 531 случай COVID-19
11.07
17:06
Биологи научили колибри порядковому счету
11.07
16:55
Президенту Ильхаму Алиеву пишут: «Под Вашим руководством Азербайджан достиг вершины своего развития и занял достойное место в мире»
11.07
16:45
У Бари Алибасова диагностированы необратимые нарушения коры головного мозга
11.07
16:33
На одной из улиц в центре Баку ограничат движение транспорта
11.07
16:22
Тайна раскрыта: Генпрокуратура установила причины гибели группы Дятлова
11.07
16:12
Завтра на Абшероне облачно, временами пасмурно
11.07
16:00
Ученые научились определять коронавирус по голосу
11.07
15:49
Президент Ильхам Алиев освободил от должности главу ИВ Низаминского района Баку
11.07
15:37
Археологи нашли в Греции дерево возрастом 20 млн лет (Фото)
11.07
15:26
Джанни ди Бьязи: «Я еду в Азербайджан не ради денег»
11.07
15:14
На очередном веб-семинаре агентств-членов EANA обсуждены актуальные проблемы медиа (Фото)
11.07
15:03
Более 70 тыс. жителей США с COVID-19 зарегистрировано за сутки
11.07
14:53
МВД Азербайджана наделено новыми полномочиями
11.07
14:41
Австралийка сорвала в лотерее джекпот в размере 34,8 млн долларов
11.07
14:30
Российский инфекционист: «Азербайджанские врачи чрезвычайно продвинуты не только в лечении коронавируса, но и в других смежных специальностях»
11.07
14:20
Численность населения Земли достигла 7,8 млрд человек
11.07
14:08
В Институте истории издана книга «Каспийская проблема во внешней политике прибрежных государств»
11.07
13:57
НАСА сняло фильм о новом марсианском ровере (Видео)
11.07
13:47
Участница проекта REACT-C19: «Число тяжелобольных пациентов растет»
11.07
13:35
Сын Дэвида и Виктории Бекхэм сделал предложение дочери миллиардера
11.07
13:24
«Турецкие авиалинии» увеличивают число полетов в Азербайджан
11.07
13:14
Илон Маск обогнал Уоррена Баффета в рейтинге миллиардеров
11.07
13:02
Арестованы водитель и пассажиры, пытавшиеся в нарушение карантина выехать из Баку в район (Фото)
11.07
12:51
Семилетний мальчик отправил британской королеве головоломку – Елизавета II ответила на письмо
11.07
12:41
83 азербайджанца вернулись на родину рейсом из Эр-Рияда (Фото)
11.07
12:29
Гай Ричи построит базу отдыха для знаменитостей
11.07
12:18
Азербайджанская нефть подорожала
11.07
12:08
Ученые зафиксировали в атмосфере Земли особый звенящий звук
11.07
11:56
На пути сохранения национального достояния
11.07
11:45
В России за сутки выявили 6,6 тыс. случаев заражения коронавирусом
Другие новости
Вели Гасымов: «В «Нефтчи» рядом со мной работали те, кто думал не о футболе, а о деньгах. Потом еще все свалили на меня»
Спорт | Дата: 25.05.2020 | Час: 13:23:00 | E-mail | Печать

Ветеран азербайджанского футбола Вели Гасымов дал большое интервью российской прессе, передает azerisport.com.

Вели Гасымов – уникальный футболист. В России он провел всего год, но за это время умудрился поиграть за «Спартак» и за «Динамо» и стать лучшим бомбардиром первого чемпионата России. В Испании Касумов со скромным «Бетисом» за два года вышел в Примеру и взял бронзу чемпионата. Клуб из Севильи тогда опередил не кого-нибудь, а «Барселону». При этом за родную сборную Азербайджана форвард за всю карьеру так ни разу и не забил. Чтобы выяснить, как же так получилось, «Чемпионат» обратился к самому Гасымову и услышал не только ответ, но и много чего интересного о «Спартаке», «Динамо» и его карьере в Испании.


Несколько лет назад вы работали тренером «Нефтчи». Чем сейчас занимаетесь?

После ухода из «Нефтчи» я год сидел без работы. Потом начал работать послом Лиги Европы, а затем и ЕВРО. Сейчас также координирую центр в Баку, который развивает талантливых футболистов от 12 до 14 лет.

Не хотите вернуться в профессиональный футбол?

Конечно, эта работа скорее временная. Еще хочется поделиться своим опытом со взрослыми футболистами. Но варианты, которые предлагают, не очень меня интересуют. Мне звонили даже из России, не из высшей лиги. Но хочется все-таки работать с амбициозными клубами. Однако все может быть, когда ситуация с коронавирусом пройдет, может, и в России окажусь.

На улицу выходите?

Если надо выйти из дома, на специальный номер посылаем код: 1 – в аптеку, 2 – в магазин, 3 – на похороны и по другим похожим делам (с 18 мая получение разрешения не требуется, интервью было взято, судя по всему, до смягчения карантина – azerisport.com.). Затем отвечает диспетчер, после чего можно выходить из дома. Например, на поездку за покупками дается три часа.

А кто это проверяет?

Патрули. Их сейчас много в Баку. Они просят телефон и смотрят смс.
Вы родились в Гяндже, но на профессиональном уровне дебютировали в Украине.

Как вас туда занесло?

Честно говоря, случайно. Мой сосед учился в Харькове. Однажды приехал на каникулы и пригласил к себе. В Гяндже шансов заиграть за большой клуб не было, поэтому я решился на переезд. Там поступил в училище и через год уже играл во второй лиге за «Маяк». Потом меня заметили, пригласили в молодежную сборную СССР, с которой позже я выиграл чемпионат Европы.

А как оказались в «Металлисте»?

Как только после чемпионата Европы я вернулся из Москвы в Харьков, меня сразу же забрали в «Металлист». Для меня тогда это был шок – всегда мечтал играть в высшей лиге. Тем более в то время состав у «Металлиста» был очень приличным: много возрастных ребят, которые делились своим опытом.

Чему они вас научили?

В «Металлисте» я по-спортивному стал мужиком, потому что тренировки проводились «до крови». Никто никого не жалел. Таких тренировок, как в «Металлисте», я потом нигде не видел. Когда я туда только пришел, чуть с ума не сошел. Двигаюсь с мячом, смотрю: мне подкаты летят в спину, ноги, голову. Хотел убежать оттуда. Но потом ничего, привык. Стал таким же по-спортивному агрессивным.

Тут вас и заприметил «Нефтчи»?

Да, я уже начал регулярно играть, попадал в стартовый состав. Тогда меня и пригласил «Нефтчи». Честно говоря, при всем моем уважении к флагману, хотелось на тот момент испытать свои силы в клубах с большим опытом: «Спартак», киевском или московское «Динамо». Но «Нефтчи» пошел на все, чтобы меня убедить, несколько раз приглашали меня, привозили даже отца и тогда я принял решение играть за «Нефтчи».

Как вас приняли в Азербайджане?

Это очень интересная история! Я приехал в «Нефтчи» еще до начала чемпионата – к тому моменту уже поступил в военное училище в Харькове, был курсантом. В «Нефтчи» меня приняли, как полагается, и говорят: «Съездим на один день в Москву, дела решим, только возьми свою военную форму». Потом неожиданно меня направили в часть. Я там пробыл два дня – служил, как и все военные, тарелки мыл, снег чистил. Помню, те два дня длились, как два года. Потом меня все-таки забрали. Едем в машине. Спрашивают: «А почему не интересуешься, куда едем? «В Баку, наверное, да?». – «Нет, ты уже игрок «Динамо» Москва!».

Ничего себе. Как же так вышло?

Оказывается, меня как военнослужащего перевели в Москву, и «Динамо» сразу же забрало. Клуб имел право в то время военных к себе призывать. Отвезли меня в Новогорск, а на следующий день мы уехали на сборы в Эшеры. Там я неплохо отыграл и почувствовал, что попадаю в состав. Когда вернулись в Москву, приехали представители «Нефтчи» и сразу же обратились к Малофееву. Он меня подозвал и спросил: «Хочешь уехать отсюда? Ты попадаешь в состав». Я не знал, что ответить. «Ну тогда иди занимайся, я договорюсь». Однако договориться не получилось – уже через день я вернулся в «Нефтчи».

Вы ведь могли оказаться в России еще в 1991 году. Почему не вышло?

Да, тогда мне звонил Валерий Газзаев и приглашал к себе во владикавказский «Спартак». Мне, повторяюсь, хотелось бы играть в большом клубе, но «Нефтчи» меня не отпустил.

Вы уже тогда были знакомы?

Мы с ним познакомились, когда «Нефтчи» играл со «Спартаком». Я тогда два гола забил, и мы победили. После игры он подошел, похвалил и спросил, хочу ли я уехать. Я тогда засмеялся, но ничего конкретного не сказал. В итоге он через месяц и перезвонил.

Как же вы все-таки оказались в «Спартаке»?

Сначала я ушел из «Нефтчи», когда команда вылетела из Высшей лиги. Решил перебраться в «Пахтакор». Там как раз Александр Тарханов собирал хорошую команду. Мы около месяца тренировались и очень удачно выступали. Но после развала СССР оставаться в Ташкенте никто не захотел. Тарханов уехал в Москву, стал помощником Романцева в «Спартаке» и пригласил меня и Пятницкого. «Пахтакор» удерживать меня не стал, поэтому я уехал.

Тяжело было адаптироваться в «Спартаке»?

В «Спартаке» меня отлично приняли. Но, конечно, сначала было тяжело. Мне пришлось привыкнуть к спартаковским тренировкам: мои предыдущие команды не так работали. В «Спартаке» мы в основном оттачивали технику – играли в квадрат, отрабатывали передачи. Физической нагрузки было немного. В основном работа с мячом велась, разбор игры больше 15 минут не проходил. Было непривычно, но интересно.

Каким вы запомнили Романцева? Внешне он кажется довольно строгим.

Я бы не сказал, что Романцев строгий. Многие футболисты, как и я, жили на базе, и свободы у нас было достаточно. Нервничал он, только когда игроки допускали детские ошибки, технические помарки. Безалаберность не любил и за нее наказывал. Например, когда Олег Иванович говорил давать пасы щечкой, а кто-то давал внешней стороной стопы, наказывал – выгонял с тренировок или заставлял дополнительно бегать.

Раз вы жили на базе, наверняка истории из Тарасовки у вас тоже есть?

Помню, однажды меня разбудили в три часа ночи. У Радченко родилась дочь, и футболисты закатили настоящий банкет на базе. В пять часов утра бегали напитки покупать, а сидели до самого завтрака. Я говорил тогда: «Как можно столько сидеть? Ведь тренировка завтра». К счастью, утром было разгрузочное занятие. Все на нее вышли – кто как смог.

А Романцев как к несанкционированному застолью отнесся?

Он вроде бы не застал застолья. Точно не знаю.

Почему вам не удалось заиграть в «Спартаке»?

В первые четыре тура чемпионата меня не могли заявить, поскольку права на меня принадлежали «Нефтчи», а тот не хотел меня отпускать. Только Старостин смог договориться по трансферу. Если бы меня заявили с первого тура, и я сразу начал играть, то все было бы по-другому. Я, скорее всего, играл бы в основе. Но Бесчастных начал забивать, поэтому я в состав попадал нечасто.

Как перешли в «Динамо»?

После первого круга чемпионата мне опять позвонил Газзаев и пригласил. Я поговорил с Романцевым. Он сказал: «Ты хороший футболист и сам понимаешь: команда хорошо играла, мне некого тобой заменить. Но я хочу, чтобы ты остался. Однако если будешь думать о другой команде, я тебя не смогу держать». В итоге Романцев нехотя меня отпустил.

Как устроились в «Динамо»?

Я жил в Новогорске с Тимофеевым. Коллектив у нас в «Динамо» был очень хороший, дружный. Намного дружнее, чем «Спартаке». Возможно, из-за того, что в «Динамо» было много приезжих. В «Динамо» я чувствовал себя намного спокойнее, да и коллектив вместе чаще собирался. В «Спартаке» же игроки держались группами. Там я тесно общался только с Рахимовым и Пятницким, а в «Динамо» – практически со всеми.

Вы называли Газзаева «своим тренером». Почему?

Он всегда хотел видеть меня в своих командах – еще с Владикавказа. Плюс период нашей совместной работы был удачным. Мы друг друга понимали, а он меня всегда поддерживал. Он очень строгим был, на многих кричал, а на меня нет. Наверное, потому что у меня все хорошо получалось.

При вас он швырял сумки-мячи-стаканы в раздевалке?

У него такой характер. Когда нервничает, начинает что-то бросать. Я бы сказал, что он психологически так готовит футболистов. Своими криками Газзаев мог поднять настрой команды. Когда он говорил сначала очень тихо, потом начинал орать, многие начинали серьезнее относиться к делу.

Чем отличались тренировки Газзаева?

Мы очень-очень много бегали. Были как испанские быки. На каждом сборе мотали километры, я даже не знаю – сколько. На первом месте у него стояла физическая подготовка. Многим было тяжело, но я справлялся – был в хорошей форме.

Как вам удалось забить 16 мячей и стать лучшим бомбардиром?

Я пришел в «Динамо» с большим желанием забивать. Голы были моей целью. И с первой игры все пошло. Я чувствовал себя спокойно, плюс полузащита в «Динамо» очень сильная была: Кобелев, Деркач, Калитвинцев. Они умели раздавать передачи, а я – забивать. В итоге получил приз лучшему бомбардиру. Правда, там проблема сначала возникла. В группе выбывания Матвеев сыграл на две игры больше, забил больше меня и тоже стал лучшим бомбардиром. Но потом сказали, что те, «дополнительные», игры уже не считаются, и мне вручили стеклянную вазу как лучшему снайперу.

За титул лучшего бомбардира в комплекте с бронзовой медалью клуб поощрил?

Да, мне «Динамо», за что клубу спасибо большое, квартиру дало в Москве – в Митино. Мы с Тимофеевым соседями были. Еще раздавали машины, «Вольво», по-моему. Но я автомобиль не получил – к тому времени уехал в Испанию.

Какой была средняя зарплата в «Спартаке» и «Динамо»?

Зарплаты были маленькие – жили на бонусы. Премиальные «Спартака» были намного больше, чем у «Динамо». В «Спартаке» за победу давали примерно 500 долларов, а в «Динамо» – 250. Однако зарплаты в клубах были одинаковые: 2-3 тысячи рублей, что ли. Мы больших денег, как современные футболисты, не получали.

Как появился в вариант с заграницей?

Мы с «Динамо» играли в Кубке УЕФА с «Торино». Ту игру, помню, показывали по «Евроспорту». Так вот, я забил, мы победили, и мне сразу куча предложений поступила: из Бельгии, Италии и Испании.

Почему выбрали «Бетис»?

«Бетис» пригласил сразу меня и Кобелева. Но, честно, сначала мы как-то несерьезно к этому предложению отнеслись. Никто из нас не верил, что это реально. Однако потом президент «Бетиса» приехал в Москву, поговорил с нами, и мы поняли, что это серьезно, и захотели переехать. Тогда команда была в первой лиге, но задача стояла выйти в Примеру. Мне это понравилось.

Какие еще варианты были?

Я был польщен большим количеством предложений. Всех не припомню, но «Брюгге» и «Аталанта» точно предлагали перейти. Как-то в Италии мы сыграли с «Аталантой» в товарищеском матче – 3:3, все три мяча я забил. На следующий день мне президент клуба сказал, что хочет меня видеть в «Аталанте». Я согласился, но уточнил, что у меня уже был заключен контракт с «Бетисом». Он спрашивает: «А если мы решим вопрос?» Отвечаю: «Если решите, тогда, может, и перейду». Но, похоже, договориться ему не удалось.

Не жалеете, что в «Бетис» перешли?

Нет, в Испании я увидел то, чего раньше никогда не видел. Страна живет футболом! Совсем не жалею, если бы еще травм у меня не было, играл бы в Испании дольше.

Как вы осваивались в Испании?

Нам с Кобелевым квартиры в одном доме в Севилье дали, поэтому проблем с жильем не было. Первые пять месяцев мы пользовались услугами переводчика. Он нам помогал с людьми общаться, делать покупки. Потом без него тяжеловато было, языка-то я не знал. Мне тогда из «Динамо» позвонили и позвали обратно. Я подумал над предложением, но решил все-таки остаться. Когда язык выучил, стало намного легче.

Как вас приняли испанцы в команде?

Очень хорошо. Мы не знали языка, но с нами все равно разговаривали. Люди в Андалусии любят посмеяться, пошутить. Сначала нас все время подкалывали. Говорили, что учили базовым испанским словам, а сами учили ругательствам. Очень шутливый там народ. Еще меня шокировало их поведение перед игрой. У нас перед матчем у всех серьезные лица, а если кто-то смеется, ему сразу говорят: «Ты чего смеешься, у нас игра». А у них все проще. Кто-то смеется и веселится, кто-то серьезно готовится. Никто на это не обращает внимания. Однако на поле все серьезными уже выходят. У нас не так, конечно. Также нельзя было не заметить, что в Испании постоянно хвалят футболистов и никогда не ругают за грубые ошибки.

Общались с командой вне матчей и тренировок?

Да, мы часто общались с командой. Один раз здорово посидели. Собрались у Кобелева с 4-5 футболистами и сели по-русски. Наутро испанцы жалуются: «Голова болит. Мы даже молоко пили – не помогает. Как вы пьете так? Вы сумасшедшие». Короче, пить по-нашему им не понравилось (смеется).

А у вас, значит, голова не болела?

Я бы не сказал, что мы пили настолько много, чтобы болела голова. Все было в меру. Утром чувствовал себя хорошо. А так мы в основном в ресторанах собирались после игр в выходные дни – прятались от людей, в VIP-зонах сидели. Там невозможно было просто прийти в ресторан и спокойно посидеть – люди постоянно подходили, автографы просили.

Вас часто в Испании узнавали на улицах?

Там невозможно пройти незамеченным. Все тебя узнают. В других странах, конечно, такого нет, а в Испании все любят футбол – не только мужчины, но и дети, женщины. Не так просто было выйти погулять. А если проигрывали, вообще из дома старались не выходить – стыдно было. Потому что люди тебя узнают и скажут несколько «добрых» слов, не обидных, конечно, но тоже неприятно. А так обычно, когда меня замечали, хвалили, улыбались, некоторые танцевали.

Что больше всего запомнилось в «Бетисе»?

День, когда мы вышли в высшую лигу. В Севилью возвращались на поезде с выезда, и на вокзале нас ждали около 20 тысяч человек. Там рядом был мост. Увидев нас, болельщики начали на нем прыгать и танцевать. Мы всерьез боялись, что мост упадет. Затем ехали по городу около трех часов вместе с этой толпой. Кто-то из болельщиков смеялся, кто-то плакал от радости. Это сложно передать словами, это надо почувствовать. Еще у них традиция есть интересная. Когда большое событие происходит, они собираются возле определенного фонтана в городе и начинают петь, танцевать – в общем, праздновать. Так было, когда мы вышли в высшую лигу и потом, когда заняли третье место.

Как тому «Бетису» удалось с ходу взять бронзу Примеры?

Скорее всего, из-за тренера – Лоренсо Серра Феррера. Он был богом «Бетиса» и его палочкой-выручалочкой. Феррер ведь еще не раз возвращался в «Бетис». При нем клуб в 2006 году занимал четвертое место. Когда он руководил «Бетисом», в игре команды была система. Он заставлял всех играть в быстрый футбол, ценил техничных футболистов. Мы следовали его указаниям, и у нас все получалось.

Почему же тогда решили уйти в «Альбасете»?

Я травму получил: повредил мениск. Четыре раза резали, не могли найти источник боли. Поэтому долго не мог восстановиться, а когда вернулся в строй, в составе уже играли новые нападающие. Я в основу не попадал. Когда пришло предложение «Альбасете», подумал и решил уйти.

В «Альбасете» вы ведь тоже получили травму?

Получил – не то слово. Меня сломали. В игре с «Тенерифе» Йоканович (бывший полузащитник сборной Югославии – Прим. «Чемпионата») влетел в мою ногу – у меня аж два пальца сломалось! На восстановление ушло 4-5 месяцев. Когда поправился, команда уже боролась за выживание. Расставаться со мной не планировали, но я уже не хотел в первой лиге играть и ушел. Сначала в «Альбасете» у меня все шло хорошо – за 7 туров 4 мяча забил, но после восстановления только пару раз на замену вышел. Травмы меня спустили вниз.

Почему не вернулись в Россию? Например, Кобелев после травмы так и
поступил.


Я тоже об этом думал. Но не поедешь же сломанным, надо было восстановиться. А когда я восстановился, решил не возвращаться. Хотя был вариант: «Динамо» приглашало.

Что было дальше?

В высшей лиге я команду так и не нашел. Поиграл немного за «Эсиху», а потом мне испанский менеджер предложил вариант с переездом в Португалию. В «Витории» я за сезон забил 10 мячей и стал лучшим бомбардиром команды. Мы тогда попали в десятку и впервые за несколько лет обыграли «Бенфику». В том матче я победный гол забил – в ворота Сергея Овчинникова.

Почему же вскоре снова сменили клуб?

Не повезло с руководством. Новый президент «Витории» не особо хотел видеть в команде иностранцев, поэтому меня и других легионеров убрали из клуба. Начал искать новый клуб и получил приглашение от «Имортала» из первой лиги. Сначала там все было неплохо. Хорошая команда, испанский тренер. Но затем из-за финансовых проблем клуб начал сыпаться и спускаться вниз.

Чем не повод вернуться в Россию?

Я бы вернулся – конкретных предложений не поступало. Я все еще был в хорошей форме, мог поиграть, но далеко уезжать уже не было желания. Так и закончил карьеру. Бегал за ветеранов в Испании. Матчи проходили каждую неделю, так что скучать не приходилось. Со мной в одной команде в разное время играли Каниджа, Мостовой, Йерро, Альдана, знаменитые артисты. Нас часто приглашали в маленькие города, мы там шоу-программу устраивали.

Удивительный факт. Вы лучший бомбардир ЧР, играли в Испании, но за сборную Азербайджана провели только 14 матчей и не забили ни одного гола. Как же так?

Когда я играл, сборная собиралась часто. Но меня не отпускали на товарищеские игры. Как правило, ездил только на официальные. Конечно, очень странно, что я ни одного мяча не забил. Даже не знаю, почему. Наверное, дело в том, что в сборной у меня было больше работы. Я чаще опускался вниз, пытался организовать игру, впереди проводил меньше времени и больше помогал в центре поля, потому что был опытнее многих

В то время в Азербайджане были проблемы с финансированием?

Не было денег на самом деле. Федерация на всем экономила. Я часто сам оплачивал перелеты. Но проблемы были не только у меня – у многих. Было время, когда нам платили премии всего по 100 долларов. Когда я играл в Испании, эти деньги уходили на авиабилеты и максимум кофе в аэропорту. Конечно, можно было понять федерацию. Но все равно было обидно.

Проблемы были только с финансированием?

Нет, у меня были кое-какие стычки с бывшим президентом федерации. Однажды меня пригласили на игру с Лихтенштейном: в состав не поставили, мы проиграли. Я посчитал это несправедливым по отношению ко мне, хотел с президентом поговорить, а он не посчитал нужным со мной встречаться. Тогда я сказал тренеру:
«Вы меня из Португалии вызываете, чтобы я сидел тут на скамейке? Тогда не вызывайте просто». Больше меня в сборную не приглашали.

Никогда не хотели играть за сборную России?

Честно, я хотел. Всегда в спорте стремился играть за лучших. Но я родился в Азербайджане, поэтому решил играть за родную сборную.

Где учились на тренера?

Категорию B в Португалии получил. Потом начал работать в Испании – с детьми, юношами, любителями. После вернулся в «Нефтчи» спортивным директором. А категорию Pro получил в Украине; в Азербайджане ее тогда еще не давали. Учился вместе с Шевченко.

Предполагали, что он может стать тренером сборной?

Во всяком случае такое желание у него было. Я предполагал, что Андрей сначала будет работать либо в киевском «Динамо», либо в сборной. Так и получилось. Во время обучения он показался мне немного строгим и высокомерным. Я думал, что ему будет тяжело работать: он был хорошим футболистом и хотел, чтоб все играли как он. Но это невозможно. Есть слабые, есть сильные игроки. На всех надо обращать внимание. А он часто кричал на слабых футболистов и говорил им: «Уходите отсюда». Впрочем, сейчас у него в сборной получается, и я рад за него.

Сколько лет работали спортивным директором «Нефтчи»?

Совсем недолго. Затем ушел оттуда, работал помощником Берти Фогтса в сборной Азербайджана, тренировал молодежную команду, был селекционером. Был момент, когда было много работы, но мне приятно работать, футбол – моя жизнь!

Что значит много работы?

Я бы так сказал: наш футбол очень сильно отличается от испанского. Проблема в том, что в Испании один-два раза повторишь, футболисты сразу схватывают. У нас надо больше повторять. При этом, когда много повторяешь, они становятся роботами, автоматически делают в точности то, что ты говоришь, а это тоже плохо – нет импровизации, поэтому тяжеловато. В этом плане мы отстаем.

Как думаете почему?

Во-первых, менталитет. Во-вторых, невнимательность. В-третьих, воспитание. Очень важна школа, образование. У нас много хороших футболистов из бедных семей. Они ходят только на тренировки, а школу прогуливают. Это очень плохо.

Чем запомнился период работы с Берти Фогтсом?

Фогтс поставил систему футбола в Азербайджане. Был бы местный тренер, он бы так не смог. А немец установил в сборной строгий режим, правильную диету. Футболисты доверяли ему, потому что большинство из них не сталкивалась раньше с таким режимом и диетой. Он запомнился строгостью. Если Фогтс говорил, что завтрак в 9 часов, то он был в 9. Берти жестко наказывал тех, кто опаздывал.

Почему решили возглавить молодежку?

Меня пригласили, и я не отказался. Получил тяжелый возраст U-19. Играть против европейских сборных с теми футболистами, которые здесь мало игровой практики получают, честно было непросто. С молодежкой я ничего толком не добился, только опыта набрался. Очень тяжелый все-таки возраст. В таком возрасте хочется и погулять, и выпить, и покурить

Много в Азербайджане талантливой молодежи?

Да, у нас есть талантливые ребята. Но проблема в том, что после 16 лет они не развиваются. Им негде играть. В молодежном чемпионате играть очень просто, а до дубля или высшей лиги они не добираются. Второй лиги у нас нет, так что им просто негде развиваться.

Как вы стали тренером «Нефтчи»?

Сначала меня опять поставили спортивным директором. Потом руководство решило найти иностранного тренера. С некоторыми вели переговоры, но бюджет не позволял заключать контракт. Поэтому решили пока назначить меня тренером, но вскоре я ушел.

Почему?

История внутренняя. Нефутбольные люди рядом со мной работали – думали не о футболе, а о деньгах. Потом еще на меня свалили все проблемы клуба.

Вы часто критикуете сборную Азербайджана. Действительно ли так все плохо?

Вся проблема в том, что у нас нет материала. У нас ни один футболист не играет за границей. Уровень чемпионата слабый, поэтому наши игроки сильно отличаются от тех, кто играет в Европе. Видно сразу: во время матчей не хватает спокойствия, нервы сдают. И критикую я с благими намерениями, хочется, чтобы наша сборная вышла на более высокий уровень.

Кто сейчас главная звезда Азербайджана?

Очень много надежд на Рамиля Шейдаева. Но ему тяжело в одиночку играть. Я его понимаю: чтобы нападающий забивал, его надо мячами снабжать. Самому тяжеловато что-то сделать. Шейдаев неплохой футболист, но пока не все получается, как хотелось бы. В «Динамо» чуть-чуть поиграл, но не забил и оказался лишним.

Вы говорили, что зря он в «Сабах» перешел. Почему?

Я думаю да, напрасно. «Сабах» – не его уровень. Многие говорят, что ему нужна игровая практика, но мне кажется он сейчас только вниз спускается.

За это мнение вас раскритиковал «Сабах» и обвинил в непрофессионализме. Не обижаетесь?

Для меня это пустяки. У каждого свое мнение. Клуб высказал свое мнение и посчитал, что я против него что-то имею, но это не так. Я не против клуба. Я просто против того, чтобы Шейдаев играл за «Сабах». Когда вниз спускаешься, подниматься потом тяжело. «Сабах» – просто не уровень Шейдаева. Не в обиду клубу и игроку.

Как думаете, почему у Шейдаева не получилось в России?

Спортивное невезение. Когда не забиваешь, ты не нужен. Надеюсь у него все получится.
Новости читали: 266 раз




 

Другие новости

11.07.2020
Бывший вице-президент «Нефтчи» скончался от коронавируса
11.07.2020
Рафаэль Агаев может возглавить сборную России по каратэ
11.07.2020
Джанни ди Бьязи: «Я еду в Азербайджан не ради денег»
11.07.2020
Новый тренер сборной Азербайджана приведет с собой двух помощников
10.07.2020
Исполком АФФА принял решение по поводу главного тренера сборной


    ,    
Что вы делаете, чтобы не заразиться коронавирусом?
Соблюдаю карантинный режим
Чаще мою руки, обрабатываю их антисептиком
Прибегаю к народной медицине (имбирь, лимон и др.)
Принимаю лекарственные препараты
Ничего, не верю в опасность коронавируса

  Результаты       Участники:172

        Авторские права защищены. Ссылка при использовании материалов сайта обязательна. При использовании информации на веб-страницах соответствующий переход обязателен. Designed by inetlab.info