• пятница, 24 Мая, 14:27
  • Baku Баку 24°C

Азербайджан – в кругу партнерства Узбекистана

26 мая 2023 | 16:05
Азербайджан – в кругу партнерства Узбекистана

ЭКСКЛЮЗИВ

В Узбекистане прошла конституционная реформа, назначены внеочередные президентские выборы. Что изменилось в Конституции страны, какой будет внешняя политика страны? На вопросы «Каспия» отвечает профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев.

В самом конце апреля в Узбекистане прошел Конституционный референдум, в ходе которого Основной закон страны, как отмечали эксперты, был изменен примерно на 65%. Республика Узбекистан продолжила традицию Казахстана, где в 2022 году путем референдума также была изменена Конституция, а потом состоялись внеочередные президентские выборы. Вот и в Республике Узбекистан 9 июля пройдут первые после внесения поправок в Конституцию выборы главы государства. При этом каденция президента продлена с 5 до 7 лет. В итоге действующий президент страны Шавкат Мирзиеев, занимающий должность уже второй срок, после случившегося обнуления может получить возможность руководить страной еще 14 лет.
Что изменилось в Конституции Узбекистана, отразятся ли конституционные поправки на внешней политике страны и отношении к Организации тюркских государств, что для Ташкента означают Азербайджан и Турция, с которыми Узбекистан напрямую не граничит? Об этом и многом другом «Каспий» беседует с ведущим экспертом по региональной безопасности Центральной Азии, профессором Казахстанско-немецкого университета (Deutsch-Kasachische Universität) Рустамом Бурнашевым:
– Граждане Узбекистана фактически голосовали за новую редакцию Основного закона. Один из серьезных блоков касался административной реформы в Узбекистане. Речь идет об изменении формата полномочий знаковых бюрократических фигур в стране. Например, срок полномочий президента был увеличен с 5 до 7 лет, а предыдущие сроки правления не засчитываются. Так что действующий глава государства может заново выдвигаться в президенты. Собственно, что в Узбекистане сейчас и происходит. Помимо этого, изменены форматы других активных фигур, введено ограничение в два срока на занимаемой должности (раньше такого условия не было).
Есть блок, связанный с усилением социальной политики государства. Впервые на конституционном уровне зафиксировано, что Узбекистан является социальным государством, тщательно прописываются обязательства по отношению к социальным группам населения.
Третий блок – закрепление на конституционном уровне тех социально-экономических изменений, которые происходят в Узбекистане. Масштабы реформ требуют трансформации законодательства и практик, связанных с ней. Конституция закрепляет прямое действие Основного закона. А ранее требовалась какая-то апелляция к подконституционным законам. В случае какого-то спора гражданина с государством госорганы уже не могут ссылаться на то, что в стране не подготовлен какой-то законодательный документ и нормы. Есть прямое действие Конституции.
– В прошлом году в Казахстане прошли конституционная реформа и внеочередные выборы президента. В этом году – в Узбекистане. Эти процессы как-то связаны или причины совершенно разные?
– Причины разные. В Казахстане конституционные изменения и последующие действия были связаны с постепенной, эволюционной трансформацией страны, да и власти. Это касалось расстановки сил среди политических элит и групп интересов, а кроме того, это была реакция на протесты, которые прошли в 2022 году.
В Узбекистане конституционные реформы, как я уже сказал, в большей степени связаны с социально-экономическими реформами в стране. Политический сектор и тема, связанная с группами интересов, практически не затрагивается. Хотя при желании что-то общее между Казахстаном и Узбекистаном найти можно. Любые серьезные поправки в законодательстве стран показывают, что идут реформы, которые закрепляются на правовом уровне.
– Конституционная реформа в Узбекистане как-то коснулась вектора внешней политики страны? Китай, Организация тюркских государств, Россия, отношения с соседями по региону…
– Положения Конституции Узбекистана не затрагивают внешнюю политику. Хотя понятно, что прописываются механизмы принятия внутри- и внешнеполитических решений. Новая редакция Конституции несколько меняет полномочия ветвей власти в пользу президента. Но конкретные векторы внешней политики не фиксируются.
– В последние месяцы Узбекистан стал активно участвовать в работе Организации тюркских государств (ОТГ). Раньше, когда был Совет сотрудничества тюркоязычных государств, Ташкент состоял в этой организации, но не был особо заметным игроком. А 9 мая президент Шавкат Мирзиеев приехал на парад в Москву, что удивило многих экспертов. Это не смена ориентиров?
– Начнем с тюркского сотрудничества. Узбекистан при Исламе Каримове был несколько дистанцирован от Тюркского совета, видел в нем прежде всего культурно-историческую составляющую. Во времена Шавката Мирзиеева организация стала трансформироваться в реальную политическую структуру. Изменилось и отношение Узбекистана к ОТГ, все двигается поступательно. Есть, конечно, нюансы, ведь ОТГ строится на основе тюркского единства, а ряд важных партнеров Узбекистана, например, Таджикистан, не являются странами с тюркским населением и потому в ОТГ не попадают.
Узбекистан придерживается принципов регионального сотрудничества и проводит многоуровневую политику (в Казахстане это называют многовекторностью). Мы находимся в такой географической локации, что вынуждены сотрудничать со всеми нашими соседями, в том числе, безусловно, с Китаем, Россией, в меньшей степени с Ираном и даже с Афганистаном. Для нас важен стратегический вектор сотрудничества со странами Южного Кавказа, выход через Азербайджан, Грузию на Турцию и далее.
Что касается поездки президента Мирзиеева в Москву, то обратите внимание: там были все лидеры стран Центральной Азии. Видимо, у каждого государства были для этого основания. Это никак не сказывается на нашем сотрудничестве с другими странами.
– А как общество, политические элиты Узбекистана относятся к тесному взаимодействию с ОТГ, тюркским миром? С большинством стран, входящих в эту организацию, Узбекистан граничит, а это еще и региональное сотрудничество. Но с Турцией и Азербайджаном общей границы нет.
– Узбекистан – часть тюркского мира, как и другие страны, да и те же регионы РФ с преобладающим тюркским населением. Мы являемся активными участниками этого объединения, и для большинства населения это важно.
Что касается Азербайджана и Турции, которые не являются непосредственными соседями Узбекистана. Концепция соседства расширена: чтобы быть соседями, не обязательно иметь общую границу, есть общие проекты, ценности. В Ташкенте относят Азербайджан и Турцию ко «второй линии окружения Узбекистана» – есть такой термин в стране. Это стратегические страны, входящие в круг партнерства.

Наир Алиев
Автор

Наир Алиев

Все новости
banner

Советуем почитать