• среда, 19 Июня, 15:18
  • Baku Баку 32°C

Кеса и Кечал – аватары древних божеств? 

17 марта 2023 | 19:37
Кеса и Кечал – аватары древних божеств? 

НОВРУЗ 

Традиционным элементом массовых празднеств на Новруз байрамы в нашей стране является шуточное состязание Кечала и Кесы. Этих двух персонажей принято считать чем-то вроде фольклорных шутов, но так ли все просто с этими образами?

Проводы Кесы

На первый взгляд Кеса («Безбородый») и Кечал («Плешивый») представляют собой комических фольклорных героев, пародирующих людей из народа. Этакие дальние родственники итальянского Пульчинеллы, французского Гиньоля или, скажем, китайского Лысого Го. На самом же деле Кечал и Кеса не имеют человеческих прототипов. Смысл и значение их ролей гораздо шире. А их шуточное состязание, которое в наши дни часто выглядит разрозненным набором комических номеров, в былые времена имело четкий сценарий народной игры-представления. 
Литературовед Бахлул Абдулла подробно описывает все этапы обряда, называемого «Кес-Кеса». Начинается действо с проводов Кесы в дальнюю дорогу. Его помощник Кечал призывает собравшихся скинуться на припасы еды путешественнику. Но люди не торопятся, ожидая следующей части представления. И тогда Кечал приводит козу – не настоящую, конечно, а такого же ряженого, как и они с Кесой. Зрители с радостью одаряют ее праздничными гостинцами. Однако Кеса нагло отнимает у нее вкусняшки и гонит прочь. А потом, радуясь щедрой добыче, развлекает народ фокусами под присказки Кечала, который вовсю восхваляет его. Натешившись, Кеса заваливается спать. И тогда внезапно возвращается коза, чтобы насмерть забодать его и опять исчезнуть. Безутешный Кечал под хохот зрителей складно, в стихах оплакивает Кесу. И тут вновь возвращается коза, да не одна, а с малыми детками, и все хором исполняют обрядовую песню в честь Новруз байрамы.

Посох и тулуп

Обряд «Кес-Кеса» совершался в последнюю среду перед Новрузом. Очевидно, что проводы Кесы – это проводы зимы, с ее холодами, голодом и прочими бытовыми трудностями, которые для наших предков были гораздо более ощутимыми, чем для современного человека, избалованного благами цивилизации. 
О том, что Кеса – антропоморфизм зимы, пишет и Бахлул Абдулла. Однако противоположностью Кесы он называет не Кечала, а ту самую козу, характеризуя ее как зооморфизм весны. Неужели Кечал – всего лишь связка между этими двумя персонажами, своего рода конферансье праздничного представления? 
Давайте попробуем провести некоторые параллели из мифологии. Но для этого стоит сначала в деталях вспомнить внешность наших героев. Кеса в наши дни выглядит как безбородый худощавый человек в традиционной одежде с островерхой шапкой на голове. 
Этим его современный сценический облик зачастую и исчерпывается. Однако Б.Абдулла пишет, что на человека, играющего роль Кесы, надевали тулуп наизнанку, посыпали лицо и руки мукой, к животу подвязывали подушку, а в руки давали палку с узорами. 
Высокий колпак и посох напоминают облик дервиша, и это вполне вписывается в необходимость пуститься в странствие. Да и вывернутый тулуп похож на рубище. Но мука, придающая персонажу мертвенно-бледный оттенок, сближает его с богами зимы и смерти, столь схожими у разных народов Земного шара. Таковы, например, мрачный древнеримский Сатурн или, славянский Карачун. Палка в руке тоже вписывается в этот нюанс роли: такие божества обычно имеют ледяной посох, с помощью которого замораживают все живое.  

Символ богатства

Ну а как же подушка, изображающая большой живот? Добавим, что в своих традиционных присказках Кечал называет Кесу «беременным» и «богатым». Конечно, это комичная деталь, а смех зрителей имел магическое значение для данного обряда, он был призывом весеннего плодородия, как пишет другой исследователь фольклора – Мухтар Казымоглу. Но только ли этим все ограничивается? 
Дервиш при его образе жизни вряд ли мог отрастить солидное пузо, а вот божеств смерти частенько называли, как и Кесу, богатыми. Вспомним навскидку Кащея (образ, ведущий свое происхождение именно от таких божеств), который «над златом чахнет». Или, к примеру, древнегреческого владыку подземного царства Плутона, само имя которого означает «богатый». Между тем символом богатства в древности у многих народов часто служил толстый живот – как примета сытости: взять хотя бы популярного в наши дни у любителей феншуй божка Хотея с его округлым животиком, который якобы надо погладить, чтобы исполнилось желание. Таким образом, это опосредованная деталь родства Кесы с божествами смерти, холода и зимы.        

Только бы не коза!

А теперь поговорим о козе, победившей Кесу. Козел у многих народов был символом космических сил, дающих земле изобильные плоды. К примеру, у славян на Святки и на Масленицу исполнялся обряд вождения козы, ряженой или настоящей. Считалось, это приносит земле плодородие, а людям – богатство.

Как пишет искусствовед Салтанат Рзаева, символ козла, встречающийся на территории современного Азербайджана в петроглифах, а также в керамике и металле эпохи бронзы и железа, был одним из тюркских тотемов. Он обозначал солнце, плодородие, весну и изобилие. Кроме того, считалось, что изображение козла защищает от сглаза.

Кстати, поверье о том, что козу не берут никакие колдовские чары, бытовало во многих странах. Именно потому в отару овец пускали козла – чтобы он служил живым оберегом от порчи животных. Интересное преломление этого поверья можно увидеть в фильме-сказке «Волшебная лампа Аладдина» (1967): коза так боднула злого колдуна, что и долгое время спустя он, замышляя темное дело, с испугом шептал: «Только бы не коза!»

P.S. Если в народном театрализованном представлении Кеса обозначает зиму, а коза – весну, то кто же такой Кечал? Толстенький, с блестящей лысиной, чем-то смахивающий на один из видов праздничной выпечки – золотистый колобок-гогал… Ничего не напоминает? Да, по всей вероятности, Кечал – это персонификация Солнца, которое помогает людям распрощаться с зимой и приводит весну, несущую жизнь и изобилие.

Наиля Баннаева
Автор

Наиля Баннаева

Все новости
banner

Советуем почитать