понедельник, 05 Декабря, 08:52

Baku Баку 3°C

Когда гены не спят…

icon 5445 icon 08 августа 2015 | 11:44 Когда гены не спят…

ПОРТРЕТ
«Я фаталистка: все, что происходит со мной и вокруг меня, воспринимаю не иначе, как «так должно быть», - утверждает заслуженная артистка Азербайджана Рена Наджафгулу гызы Исмайлова. Но тот, кто знаком с Реной ханым, вероятнее всего не согласится с таким утверждением. «Почивание на лаврах» и ожидание сюрпризов «ниоткуда» совсем не в духе этой яркой личности, творческие идеи которой поражают своим полетом, а ее готовность прийти на помощь, быть рядом с друзьями и в радости, и в сложные моменты жизни вызывает глубочайшее уважение.
Так что же побуждает Р.Исмайлову «обвинять» себя в фатализме? Может быть, необыкновенная удача родиться в семье, где всегда царило творчество, настоящее искусство?
Дочь знаменитых родителей - народных художников Азербайджана Гюлли Мустафаевой и Наджафгулу Исмайлова, сестра известных в республике представителей живописного и музыкального искусства, супруга достойного, образованнейшего человека, мать успешного инженера - да, судьба благосклонна к героине нашего повествования! Но за ее личными успехами и достижениями дорогих для нее людей стоят годы, десятилетия кропотливого труда, не прекращающейся работы над собой.
В настоящее время Рена ханым живет в немецком городе Кельн, где ведет активную деятельность по пропаганде азербайджанского музыкального искусства. Этой цели посвящены десятилетия ее жизни, отмеченные неустанным трудом, постоянным совершенствованием своего профессионального мастерства. Вехами в биографии этого яркого музыканта можно считать неизменно успешные концертные выступления в Московской государственной консерватории им.П.И.Чайковского, на сценах ряда европейских городов. А начиналось все…
«Мои родители - художники, их окружение - люди искусства, что во многом определило мою профессиональную судьбу, - рассказывает Рена ханым. - Жили мы в коммунальной квартире на улице Коммунистической (ныне - улица Истиглалият), напротив здания Президиума Национальной академии наук Азербайджана. «Коммуналка» - слово, которое может вызывать самые различные ассоциации, а для меня - это дружная, многонациональная семья, члены которой готовы были делить между собой все радости и все горести. Несмотря на сложности послевоенного времени (я родилась 28 августа 1950 года), настрой был, как мне, ребенку, тогда казалось, самый позитивный.
В нашей квартире мы часто устраивали детские концерты. Я с легкостью входила в роль актрисы: декламировала стихи, пела, танцевала, а моя старшая сестра Зема (Земфира Ахвердиева-Кафарова, ныне - заслуженный деятель искусств, профессор БМА им. Узеира Гаджибейли, секретарь СК Азербайджана) с удовольствием аккомпанировала мне. Особо вдохновляло то, как меня представляли: «Выступает лауреат Сталинской премии Рена Исмайлова!» Представляете, какая ответственность! До сих пор помню, как я старалась, и какими дружными аплодисментами награждали мои старания наши соседи!
В 1958 году мы переехали в трехкомнатную квартиру в Доме художников, где и сегодня живет со своей семьей моя младшая сестра Сева. Нашими соседями теперь стали художники - целая плеяда талантливых живописцев, чье творчество время оценило по справедливости. Говорят же, «бытие определяет сознание». Так и получилось: искусство стало неотъемлемой частью моей жизни.
- Рена ханым, почему все же музыка, ведь вы росли в обстановке живописного искусства?
- Убеждена: ничего случайного в жизни не бывает. Ведь что такое случай? Это, как я понимаю, - «псевдоним» Бога, когда Он не хочет «подписываться» своим именем. В моем же случае профессиональный выбор определился и собственным желанием, и мечтой родителей, которые хотели видеть меня успешным музыкантом.
Тем не менее в шесть лет я умудрилась получить первую премию, участвуя в конкурсе рисунков знаменитого некогда детского журнала «Веселые картинки». Мама в то время работала над портретом балерины, и я тоже решила нарисовать балерину, но, чтобы отличиться, пририсовала еще и дерево… У меня никогда не было повода сожалеть о том, как сложилась да и продолжает складываться моя профессиональная судьба, тем более что все получилось примерно так, как того хотели и мои родители, и я сама.
Признаюсь, в выпускном классе я все же была нацелена на филологический факультет БГУ, но в последний момент передумала и, набрав высокие баллы, поступила в 1968 году в консерваторию (ныне Бакинская музыкальная академия им.Узеира Гаджибейли) на историко-теоретический факультет.
Обстановка в консерватории была потрясающе творческой. Ректором в те годы был наш выдающийся композитор Джевдет Гаджиев - человек высокообразованный, с уважением относящийся к людям независимо от их возраста или социального статуса. Ему всегда удавалось найти нужные слова, чтобы приободрить собеседника, «зарядить» его позитивом. Помнится, спустя какое-то время после окончания консерватории я выступала с органными произведениями азербайджанских композиторов на Пленуме, проводимом Союзом композиторов Азербайджана. После концерта подошел Джевдет Исмайлович. Поздравив меня, сказал: «Вы фанатично преданы музыке!» «А кто это ценит?», - спросила я. Его ответ развеял все мои сомнения: «А разве вы это делаете для того, чтобы вас ценили?..»
Но вернусь к началу моей учебы в консерватории. По установленным правилам студентам-первокурсникам не разрешалось заниматься факультативными предметами, но я настырная.
- А может быть талантливая?
- Талантливая? Целенаправленная - точно. Во всяком случае, для меня было сделано исключение, и я начала учиться играть на органе. Отчетливо помню свое первое присутствие в консерваторском органном классе - тогда-то я и познакомилась с замечательным педагогом и человеком Зарой Гусейновной Джафаровой, память о которой храню в своем сердце.
- Орган, как известно, называют «королем музыкальных инструментов». И действительно, есть в нем что-то величественное - и в его безграничных возможностях звучания, и во внешнем облике. Что вы чувствуете, прикасаясь к нему?
- Что чувствую? Вряд ли можно словами передать чувства, когда ты растворяешься в звуках музыки, уводящей за пределы словесной определенности. Поначалу было, правда, одно «но»: я долго не могла привыкнуть сидеть спиной к залу, как вынуждены это делать органисты, но время и опыт ставят все на свои места.
Я очень люблю сцену: мне нравится выступать, слышать аплодисменты благодарной публики. Без преувеличения, даже не представляю, на каком еще музыкальном инструменте смогла бы себя выразить так, как на органе! Орган - это особый мир, соприкосновение с которым неописуемо.
- Рена ханым, за вами закрепилось мнение как об одном из самых активных пропагандистов азербайджанской органной музыки. Удается ли, проживая в Германии, сохранять этот почетный статус?
- А по-другому и быть не может. Не помню, чтобы я отказалась исполнить произведения азербайджанских композиторов. Конечно же, профессиональный уровень произведений бывает неодинаково равным, но я всегда становлюсь на защиту композитора, так как услышать свое творение в живом звуке очень важно для его создателя. Всегда сначала просматриваю ноты глазами, и сразу же многое для меня открывается.
Однозначно, «на плечи» исполнителя ложится ответственная миссия - проникнуть в замысел автора, прочувствовать на эмоциональном уровне то, что композитор хотел сказать и донести до слушателей. Прав был Гектор Берлиоз, говоря, что «из всех художников-творцов композитор - единственный, кто зависит от множества посредников, стоящих между ним и публикой, причем все они могут способствовать блистательному успеху его произведения или же исказить, опорочить и даже совсем погубить его».
Думаю, приведенная мысль с полным основанием может претендовать на некое «руководство к действию», которое поможет исполнителям еще раз понять и ощутить ту ответственность, которую они несут и перед композитором, и перед теми, кому дорого высокое искусство музыки. Без преувеличения: в исполнение каждого произведения я вкладываю душу.
- Доказательным примером вашего уважения к творчеству в частности национальных композиторов явились и изданные вами два тома антологии «Органная музыка азербайджанских композиторов», ставшие большим подспорьем в создании репертуара как учебных, так и концертных программ, в том числе и для зарубежных исполнителей.
- Идея создания такой антологии возникла на волне, как вы правильно заметили, уважения к творчеству композиторов, трепетного отношения к их труду, а также желания облегчить моим ученикам и коллегам работу над репертуаром. Не скрою, мне приятно осознавать, что многие из произведений, вошедших в эти издания, по просьбе самих же авторов были впервые исполнены мною.
- Последние годы вы живете в Кельне, но до нас доходит информация, что и за рубежом вы продолжаете вести активную исполнительскую деятельность.
- Близкое знакомство с Кельном началось для меня, можно сказать, с католической церкви, где мне любезно предоставили возможность «общения» с любимым инструментом. Впервые войдя в этот храм, я попала на воскресную службу. Огляделась: все такие нарядные, лица просветленные - необыкновенная аура, и я… заплакала.
Вскоре мне посчастливилось познакомиться с органисткой-канторшей, обладательницей восхитительного голоса Ангеликой Мюллер, с которой мы подружились. Ангелика полностью оправдывает данное ей при рождении имя, в чем я убеждалась неоднократно. Она, как ангел-хранитель, появилась в моей жизни, когда мне были особо необходимы совет, поддержка близкого по духу и профессии человека. Я безмерно благодарна Ангелике за доброту, за ее безграничную любовь к искусству, за желание дарить людям огромную радость от соприкосновения с великим искусством Музыки.
Будучи замечательным музыкантом, Ангелика проявила самый живой интерес к азербайджанской музыкальной культуре, познакомилась с произведениями, вошедшими в антологию. Спустя некоторое время она поделилась со мной обрадовавшей меня идеей провести совместный концерт, в котором, помимо прочих достойных сочинений, предложила исполнить под мой аккомпанемент Ave, Maria Фархада Бадалбейли.
Первое мое выступление в Германии состоялось 22 сентября 2006 года в замечательном кельнском Соборе Святого Йозефа, где я играла на великолепном органе фирмы Schulte. Концерт вызвал необычайный интерес: присутствовало много народу, в том числе и мои соотечественники-азербайджанцы, проживающие в Кельне, а также азербайджанские студенты, специально приехавшие на этот концерт из других немецких городов. Афиши, фото, пригласительные - все красиво, продумано.
Как же было радостно, что немецкая органистка, дирижер и вокалистка Ангелика Мюллер пела в тот вечер на родном для меня азербайджанском языке! С поздравлениями и добрым напутствием выступил бургомистр, вручивший нам памятные сувениры. Присутствовавший на концерте Фархад Шамсиевич был, как мне показалось, приятно удивлен такому вниманию искушенной немецкой аудитории. После концерта он поблагодарил исполнителей и многочисленную публику за внимание к азербайджанской музыкальной культуре.
На следующем концерте совместно с Ангеликой мы исполнили поэму «İthaf» («Посвящение») нашего уважаемого композитора Севды ханым Ибрагимовой, которая специально прилетела в Кельн, чтобы присутствовать на концерте, и тем самым стала свидетелем успеха своего сочинения.
В Германии мне посчастливилось расширить круг творческого общения. Запомнился концерт, в котором я выступила со знаменитым Юргеном Вольфом, прекрасно играющим на органе джаз. Я же «оппонировала» ему исполнением азербайджанской музыки. Концерт вызвал широкий резонанс, получил хорошие отклики в прессе. Все это натолкнуло на мысль провести цикл концертов с целью пропаганды азербайджанской органной музыки. Эта идея была успешно реализована: в различных городах Германии с успехом прошли концерты, в которых звучали произведения и азербайджанских, и немецких композиторов.
Надеюсь, что такое начинание будет обязательно продолжено. Находясь в Германии, мне удалось также записать два диска с произведениями западноевропейских и азербайджанских композиторов. Меня бесконечно радует факт широкого международного признания азербайджанского музыкального искусства, что стало возможным благодаря вызывающей глубокое уважение политике государства в области культуры.
- Рена ханым, что беспокоит вас сегодня и что радует?
- Я воспитывалась в семье, в которой не баловали своих детей, а, наоборот, больше критиковали. Но такое отношение не «убило» во мне способности к самооценке. Послушала недавно исполнение молодых французских органистов - блестяще! Стала оценивать себя и… расстроилась: мне не столько лет, сколько им, а значит, перспектив куда меньше! Но, поразмыслив, поняла, что довольна своей жизнью, ведь у каждого человека своя судьба, свое время.
С годами все больше и больше понимаю и чувствую, какое счастье иметь родных и близких людей, о которых ты беспокоишься, которых очень боишься потерять, а потеряв...
Работы моей мамы - народного художника Азербайджана Гюлли Мустафаевой - пронизаны светлым восприятием жизни, добротой, любовью к своей стране и человечеству в целом. Тема мира, детства, красота природы - все в ее живописных работах говорит о безграничном оптимизме, который мама дарила окружающим ее людям. Ее творчество отражало дух времени, мир идей современников, пропущенных автором через призму собственного осмысления действительности.
Папа - заслуженный художник Азербайджана Наджафгулу Исмайлов - был удивительно тонким, высокоинтеллигентным человеком. За его внешней сдержанностью скрывалась необыкновенная любовь к жизни. Порой казалось, что он создан для того, чтобы максимально облегчить жизненные проблемы окружающих его людей, дать им шанс воспринимать с юмором и оптимизмом несовершенство нашего непростого мира. Мои родители прожили красивую, достойную жизнь.
Сравнительно недавно мне дали почитать сборник сочинений Турала Рзаева, в числе которых был и рассказ «Я счастлив, что у меня есть страх». Автор от лица своего героя пишет, что за время вынужденного проживания вдали от дома он приобрел фобию - страх ночных звонков. «И я счастлив, что боюсь, потому что мне есть за кого беспокоиться, а это значит, что у меня есть горячо любимые и дорогие люди», - эта мысль, завершающая рассказ, полностью соответствует моим чувствам и ощущениям. Я - сильный человек, но преодолеть боль человеческих потерь… не могу с этим смириться!
Но надо жить, а для меня такое возможно лишь рядом с музыкой. Я мечтаю о новых концертах, на которых, отдавая дань уважения ушедшим от нас композиторам, обязательно будут звучать и сочинения моих современников. Но и гены «не спят»: очень хочу брать уроки живописи (мне ближе акварель - в ней много света), рисовать природу и обязательно в светлых тонах.
Драматический период современной истории моей страны отразился в ряде произведений азербайджанских деятелей искусства, в которых много грусти, скорби, открытого трагизма. Когда я исполняю такие сочинения в Германии, где живу в последние годы, меня часто спрашивают, чем навеяны эти образы. И тогда я рассказываю о посягательстве на нашу землю, о гибели ни в чем неповинных людей - через музыку можно нести правду в мир! А если так, если ты осознаешь, что еще многое не сделано, что есть масса нереализованных планов - значит, жизнь продолжается!
Рая АББАСОВА

Советуем почитать