• понедельник, 22 Июля, 06:41
  • Baku Баку 21°C

Миклухо-Маклай – в Баку и в Папуа – Новой Гвинее

05 июля 2024 | 21:12
Миклухо-Маклай – в Баку и в Папуа – Новой Гвинее

В Баку побывал Николай Миклухо-Маклай-младший, ученый, общественный деятель, организатор многочисленных экспедиций в Папуа – Новую Гвинею. А еще, как можно догадаться, Николай Николаевич – потомок и полный тезка выдающегося русского путешественника, этнографа, гуманиста Н.Н.Миклухо-Маклая.

 

– Вы недавно побывали в очередной экспедиции на Новой Гвинее. В конце лета вновь собираетесь на побережье Папуа, названное в честь вашего прапрадеда Берегом Маклая. Как вы оказались в Баку и какое впечатление на вас произвела столица Азербайджана?

– У меня в Санкт-Петербурге множество друзей и знакомых азербайджанцев – как этнических, так и уроженцев вашей прекрасной страны, проживающих сейчас в России. Вот я и решил посмотреть город, о котором столько слышал, вживую. С Баку я был прежде знаком, конечно, во многом через кухню, которая в руках азербайджанца восхитительным образом оживает без всего лишнего, естественным образом преподнося уникальные вкусы. Поэтому кухня в Азербайджане меня не удивила: мои питерские друзья-азербайджанцы превосходно готовят, поддерживая кулинарные традиции. А вот сам Баку стал для меня большим открытием.

И впечатление от него богатейшее – как от города с большой историей, вобравшей в себя историю значительного количества стран, великих азербайджанцев, людей, которые приезжали сюда. Это мультикультурная история, с которой большинство людей, знающих Азербайджан в обиходе, увы, не всегда знакомы.

Впрочем, даже если много прочел об Азербайджане, впечатление, когда все видишь собственными глазами, ни с чем не сравнится.

Я занимаюсь полевыми исследованиями. И одно дело – читать книги Миклухо-Маклая, а совсем другое – знакомиться со всем живьем.

Вы обозревали Баку как этнограф или как турист?

– Баку – не предмет моего изучения, но для меня это открытие, это наслаждение, которое я получаю в окружении прекрасных людей, в условиях великолепнейшего климата, который обожаю. Бакинское лето, похоже, не такое уж и жаркое, у нас в Папуа – Новой Гвинее пожарче будет (с улыбкой). Там если дважды за день не взмокнешь, то день прошел даром.

Для меня самым главным стала возможность познакомиться с духом Баку, с его вибрациями, когда гуляешь по городу, видишь реальную жизнь, может быть, даже заглядываешь в окна, и когда представляешь, как на улочках Старого города снимали «Бриллиантовую руку»...

Город дышит многовековой историей, которую удалось сохранить. Потому-то здесь и снимались фильмы. Мой родной Санкт-Петербург с его 300-летней историей выглядит подростком в сравнении с ним... К тому же в Москве и Санкт-Петербурге уже не увидишь антуража старых времен, сохраненного, как в Баку, рядом с новыми кварталами.

В Старом городе большое впечатление произвели потрясающие балконы, вернее большие веранды, почти пересекающие узкие улочки. Это создает особую доброжелательную атмосферу. Потому что жить напротив друг друга, окно в окно, и не дружить – невозможно.

А что скажете о характере местных жителей?

– Я заметил, что в Баку начинаешь говорить громче – из-за ветра и менталитета. Становишься более эмоциональным: «мы не ругаемся, мы просто разговариваем». В Санкт-Петербурге, думаю, первое время на меня все будут поглядывать с недоумением: что ты ругаешься? А я не ругаюсь, просто говорю эмоционально, потому что приехал из Баку. Это тот уровень непосредственности, когда словно возвращаешься в детство.

А еще хотел бы обратить внимание, что у вас тут очень красивые девушки. Интереснейший тип лица, прекрасные формы. Конечно, нам в России не повезло, в том плане, что девушки из Азербайджана к нам в большом количестве не приезжают. У нас своя красота, но здесь она утонченная, смешанная с чем-то европейским. Наверное, так долго они ходили с закрытыми лицами, чтоб красоту не показывать посторонним (с улыбкой).

Книга Николая Миклухо-Маклая «Путешествие на Берег Маклая» издания 1956 года с потрясающими изображениями папуасов, туземных деревушек – одно из самых ярких впечатлений моего детства. Представляю, как насыщена была этим ваша юность...

– Да, я с детства читал дневники Н.Н.Миклухо-Маклая, однако для меня Папуа – Новая Гвинея была, наверное, не менее далека, чем для вас. Я как-то спросил у отца, как добраться до Новой Гвинеи. Он ответил, что проще до Луны. Ведь там по крайней мере знаешь путь: записываешься в космонавты и далее по программе. В СССР в космос люди отправлялись куда чаще, нежели в Папуа – Новую Гвинею. Только в 1971 и в 1975 годах были экспедиции советских океанографических судов в Океанию, которые заходили на несколько дней в Папуа. Вот и все. Поэтому для меня это когда-то был совершенно далекий регион. И хотя я в ранней молодости побывал в Европе, США, жил в Индии, тему Новой Гвинеи отодвигал. А занялся ею уже после 40, причем осознанно, хорошо подготовившись.

Наследие вашего знаменитого предка все же позвало вас в дорогу...

– Наследие Миклухо-Маклая очень интересно – как научное, так и идеологическое, философское, утверждающее равенство рас и народов. И наш «Фонд сохранения этнокультурного наследия имени Миклухо-Маклая» (его миссия – сохранение традиций, воспитание уважения к ценностям и культуре народов мира) решил организовать экспедицию. Мы собрали группу ученых и отправились на Новую Гвинею. Нас там встретили буквально с распростертыми объятьями. Первый премьер-министр Папуа – Майкл Томас Сомаре специально приехал к нам в тропическую лесную деревушку, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Так волею случая я стал представителем наших папуа-новогвинейцев в России, да и не только в России, а везде, где интересуются этой культурой.

После была вторая экспедиция, в Академии наук открылся отдел изучения Южно-Тихоокеанского региона, который я возглавил. Далее мы основали Ассоциацию исследователей Южно-Тихоокеанского региона и немножко раскрутили эту тему, ведь исследования происходят не так часто.

Почему столь уникальное направление не сильно востребовано в современной науке?

– На то есть ряд причин. Молодое поколение порой просто об этом ничего не знает, старые книги не переиздавались и не оцифровывались, мы сейчас этим занялись. А во-вторых, это дело достаточно дорогостоящее: только авиаперелет в Австралию чего стоит...

В чем главная ценность открытий Миклухо-Маклая-старшего?

– Уникальность исследований Николая Николаевича в том, что он первым из ученых в доколониальный период познакомился с людьми, которые фактически жили в каменном веке. То есть они использовали орудия каменного века и понятия не имели, что такое металлы. Когда он отправлялся в Южное полушарие в 1870 году, все предполагали, что не выживет. Поэтому великий князь Константин Николаевич, первый председатель Русского географического общества, пообещал, что через год после высадки Маклая русское военное судно посетит Новую Гвинею. Если исследователя не будет в живых, оно заберет рукописи, спрятанные в условном месте. Но Миклухо-Маклай выжил и успел оставить богатейшее исследовательское наследие.

До него дальние страны изучали иначе – по записям миссионеров, воспоминаниям военных-колонизаторов. А это искаженное восприятие, для настоящих этнографов очень важна полевая работа. Поэтому день рождения Миклухо-Маклая – 17 июля отмечается как День этнографа.

Николай Николаевич ехал в земли, где никогда не видели белого человека, а белые люди свысока относились к островитянам. Было ли у него предубеждение?  

– Отправляясь на Новую Гвинею, Миклухо-Маклай по описаниям современных ему ученых знал, что пучкообразный рост волос и шершавая темная кожа принадлежат неполноценным людям, которых ни в коем случае нельзя приравнивать к белокожим гомо сапиенсам. Сейчас в это трудно поверить, но папуасов и им подобных считали промежуточным звеном между обезьянами и людьми. Поэтому немалая часть исследований Николая Николаевича была посвящена тому, чтобы собрать факты, подтверждающие или опровергающие это утверждение. Он шел изучать непредвзято, и собранная им информация удовлетворила и светлокожее сообщество, и темнокожее.

Миклухо-Маклай успел добраться до Папуа раньше колониальных захватчиков. Повлияла ли его экспедиция на дальнейшее массовое прибытие туда европейцев?

– Очевидно, что европейские колонизаторы в любом случае захватили бы те территории. Однако во многом благодаря Миклухо-Маклаю колонизация немцами Папуа (а в последующем и Австралии) произошла без большого количества жертв. Из-за Маклая аборигены относились к белым без вражды. То есть Николай Николаевич спас тысячи жизней с обеих сторон.

Папуасы Северо-Востока до сих пор верят, что немцы прибыли от Маклая. Ведь Отто Финш, немецкий этнограф, прибыл туда с колонизаторами и представился аборигенам «братом Маклая», столь уважаемого туземцами. Так немцы благодаря своему «шпиону» захватили Папуа мирным путем.

Чем наследие Николая Николаевича может быть полезно для людей, не связанных с этнографией?

– Исходя из дневников Миклухо-Маклая, могу утверждать, что самым главным для него было умение находить мирное решение в ситуациях, в которых оно, казалось бы, совершенно невозможно. Например, когда он впервые отправился в туземную деревню, принципиально не взял с собой оружие. «Разумеется, я не знал, какой прием меня ожидает в деревне, но, подумав, пришел к заключению, что этого рода инструмент никак не может принести значительной пользы моему предприятию. Пустив его в дело при кажущейся крайней необходимости, даже с полнейшим успехом, то есть положи я на месте человек шесть, очень вероятно, что в первое время после такой удачи страх оградит меня, но надолго ли?»

А когда папуасы встретили его довольно агрессивно – с занесенными копьями, с натянутыми тетивами луков, 24-летний Николай Николаевич расстелил в тени циновку, лег и заснул! Проспал часа два, выспался, а проснувшись увидел, что аборигены уже совсем не агрессивны: отложили оружие, сидят неподалеку и тихо переговариваются. Какой вывод сделали папуасы? «Это человек невиданной силы! Ему наплевать на наши копья! Он даже без оружия!». К тому же белый цвет кожи для них был чем-то невероятным, после его даже называли «человеком с Луны».

Это говорит о том, что иногда привычные способы решения проблемы не дают нужного результата. И напротив, смекалка позволяет справиться с трудной задачей мирно, без жертв!

Трудно представить, как европеец Миклухо-Маклай провел в диких условиях, в непривычном климате больше года, продолжая делать записи и рисунки...

– Да, одна из самых больших сложностей во время экспедиций – беспристрастно и подробно записывать все в тот же день, не откладывая на завтра, невзирая на усталость, плохую погоду, высокую температуру, преодолевая приступы малярии... И эти бесценные записи Миклухо-Маклая легли впоследствии в основу книг и статей.

Н.Н.Миклухо-Маклай был большой гуманист. Он боролся за права порабощенных народов – в Малайзии, Сингапуре, Австралии. А результаты своих исследований намеренно публиковал позже или не публиковал вовсе, чтобы султаны, эмиры, европейцы не использовали их для дальнейшего порабощения коренных народов. Ведь там были подробные сведения о племенах, их обычаях, технологиях, имена вождей.

Принятие, понимание, что человек имеет право на другие мысли, на иную культурную модель, – вот чему мы должны учиться у Миклухо-Маклая, чтобы бесконфликтно решать все вопросы. Это высший гуманизм русского ученого, в котором текла украинская, польская, шотландская, немецкая кровь и которого в 1996 году на 150-летие ЮНЕСКО назвали Гражданином мира.

Что такое Папуа – Новая Гвинея сейчас?

– Папуа – Новая Гвинея – богатейшее государство. Его в шутку называют «золотой остров в океане нефти». Также это одна из первых стран по древесине, по отлову тунца и так далее. Нужно, конечно развивать инфраструктуру, необходимы вложения. Живут, казалось бы, бедно. Но подумав, я понял, что ни разу в жизни не видел бедного папуаса. Папуа – Новая Гвинея – независимая страна, и эта независимость видна в облике каждого ее жителя. Они часто обходятся без привычных благ европейской цивилизации, но абсолютно комфортно живут в своих традиционных условиях, гордые за своих предков. У них вся земля частная, передается из поколения в поколение. И если на участке обнаруживаются, скажем, полезные ископаемые, клан получает свои законные деньги.

Как изменились папуасы со времени путешествия к ним Миклухо-Маклая в XIX веке?

– Мне повезло, я общался с Питером Бартером (австралиец, крупный общественный деятель Папуа Новой Гвинеи. Ред.) и задал ему тот же вопрос. Он сказал, что изменилось только то, что у них появились школы. А в остальном это тот же самобытный и удивительный народ. 150 лет назад Миклухо-Маклай сделал изумительные рисунки Папуа: люди, хижины, побережье... В начале 1970-х советские исследователи привезли уже иные изображения: австралийские плантации, фермы, магазинчик. Но в XXI веке, когда Папуа уже давно обрела независимость, прибыли туда мы и увидели ту же картину, что была на рисунках Николая Николаевича. Магазинчик пропал, плантации ушли, технику папуасы убрали куда подальше. «Почему?» – спрашиваю. Папуасы ответили так: «Когда ушли австралийцы, мы попробовали продолжать их бизнес, но это очень утомительно. Если ловить рыбу в промышленных масштабах, нужно ставить рефрижераторы, заботиться о сбыте и так далее. А нам оно не надо. И мы на своей земле построили те же самые деревни». То есть устойчивость традиций достаточно серьезная.

Чему вы сами научились у папуасов?

– Я позаимствовал у них по крайней мере одну традицию. В современных европейских семьях дети порой не знают, чем занимаются их родители, никогда не были у них на работе. Я начал рассказывать младшему сыну о своей жизни: как пошел в школу, как впервые влюбился, как сломал ногу, как устроился работать в аптеку, как отправился в первую экспедицию... То же – о наших предках. И если его спросить о его прапрадедах, он все знает. И не потому что его заставили выучить, а потому что я ему о них рассказывал перед сном. Этому меня научили папуасы! Поэтому так устойчива их память.

Как-то раз я привез рисунки Николая Николаевича, и современные папуасы узнали своих предков! Как?! Я взял свои снимки восьми лет и сравнил с фото сына. А ведь мы тоже одинаковые!

Что будет дальше?

– Мы готовимся с Никитой Николаевичем летом посетить Берег Маклая. И мой сын станет первым белым третьеклассником в туземных деревнях. Для меня очень важно, чтобы он увидел все своими глазами.

– Возвращайтесь с Никитой Николаевичем в Баку!

– Обязательно! За несколько дней, что я провел здесь, я приобрел немало, и прежде всего – желание снова приехать в Азербайджан. Я продолжаю заниматься южными странами – Австралией, Папуа, но на обратном пути как не заглянуть в Баку? Чтобы выпить стаканчик прекрасного чая, съесть что-то вкусное и повидаться с новыми друзьями.

 

Вячеслав Сапунов
Автор

Вячеслав Сапунов

Все новости
banner

Советуем почитать