• понедельник, 20 Мая, 07:29
  • Baku Баку 14°C

Национальная консерватория: стратегия развития

02 июня 2023 | 12:01
Национальная консерватория: стратегия развития

Выпускники Национальной консерватории разносят по всему миру вести об Азербайджане, его талантливом народе, богатой культуре, способной покорять сердца людей, для которых понятия мира и справедливости многое значат.

 В год 100-летия общенационального лидера Гейдара Алиева пристально анализируются связанные со столь уникальной личностью поистине исторические достижения, позволившие Азербайджану завоевать статус независимого государства. Воплотившиеся в жизнь идеи гениального политика современности оказались, как показывает время, с успешным продолженным действием. 

В этом процессе активного движения к процветанию страны общенациональный лидер уделял серьезное внимание проблемам создания лучших условий для формирования молодого поколения, подчеркивал важность получения молодежью образования и приобщения ее талантливых представителей к науке.

Свою позицию в этом вопросе глава государства подтверждал реальными действиями. Во все времена руководства страной в числе приоритетных задач стояли вопросы образовательного характера. Достаточно вспомнить об идее и реализации такого масштабного проекта, как создание в столице Азербайджана – городе Баку первой в истории страны Национальной консерватории.

Как же это важно, когда ценная идея подхватывается и доводится до логического завершения! Так случилось и с Национальной консерваторией, строительство и открытие нового здания которой происходило уже под пристальным вниманием Президента Ильхама Алиева и главы Фонда Гейдара Алиева Мехрибан Алиевой.

Национальная консерватория молода – ей немногим более 20 лет, но за эти годы учебное заведение успело добиться немалого. О буднях одного из первых вузов, построенных в период независимости страны, наш читатель может узнать из интервью музыковеда Раи Аббасовой с ректором Национальной консерватории, народным артистом Азербайджана, профессором Сиявушем Керими.

«Национальная консерватория – реальное воплощение мечты Гейдара Алиевича об учебном комплексе, призванном беречь и приумножать достижения азербайджанской музыкальной культуры. Создание такого центра образования в независимой стране было продиктовано необходимостью особой институции, занимающейся проблемами развития именно национальной музыкальной культуры. Мне выпала честь возглавить консерваторию с первых дней ее существования. Ответственность большая – надо соответствовать», – отмечает С.Керими.

– Вы более 20 лет возглавляете Национальную консерваторию, одновременно заявляете о себе как о личности с широким спектром творческих устремлений. Не мешает одно другому?

– В моем случае как раз наоборот – одно дополняет другое. Чтобы руководить творческой организацией, тем более учебной, необходимо прежде всего самому быть творческим человеком и при любом раскладе оставаться им – таково мое твердое убеждение, не допускающее никаких оговорок.

Насколько известно, как ректор вы уделяете большое внимание дисциплинарным вопросам.

– Именно так, но и в этом вопросе учитывается специфика творческого вуза. Цель, которую преследовал Гейдар Алиевич, создавая Национальную консерваторию, – подчеркнуть значимость корневой музыки, созданной безграничным талантом азербайджанского народа. Такая задача может быть решена с учетом ряда важных слагаемых, направленных на воспитание профессиональных кадров, способных достойным образом представлять национальное искусство Азербайджана, в том числе и за рубежом. Важно ведь не только как играет исполнитель, но и как он себя преподносит.

Можно ли в таком случае отпустить дисциплинарную политику вуза в свободное плавание? Однозначно – нет. Зато пересмотреть некоторые устоявшиеся принципы так называемой стабильной дисциплины – да! Закономерен вопрос, как осуществить пересмотр. Путем создания такой внутренней атмосферы, которая ориентировала бы студентов на более пристальное к себе внимание в вопросах бытовой и сценической культуры поведения, умения декларировать свои мысли, обретения профессиональных знаний. В целом речь идет о воспитании в себе чувства ответственности перед таким емким понятием, как быть достойным представителем своей страны. Разве не к этому призывал Гейдар Алиевич, громогласно заявив: «Я горжусь, что я – азербайджанец!».

Насколько широка региональная география обучающихся в Национальной консерватории?

– К нам поступает молодежь из самых разных регионов страны, но поток, к сожалению, не так активен, как это было ранее. При этом в настоящее время в регионах остро стоит проблема дефицита педагогов с высшим музыкальным образованием. Дело в том, что большинство выпускников вузов, в частности, музыкальных, после завершения учебы хотят остаться в Баку. И это понятно: здесь другие условия, иные возможности для досуга, общения, но есть проблемы, и в первую очередь – с устройством на работу по специальности. Окончив музыкальный вуз, многие дипломированные молодые кадры откладывают в сторону свои дипломы и идут работать в различные сферы, не соответствующие полученному образованию. Заправки, мобильные телефоны, мебель, банковский клерк – все равно куда, лишь бы платили, чтобы прокормить себя, а порой и семью. И это, повторюсь, в то время как в регионах нехватка профессиональных педагогов со всеми вытекающими отсюда проблемами!

Есть ли выход из создавшегося положения?

– Мы из кожи вон лезем, чтобы пристроить своих выпускников! Но в то же время расформировываются оркестры, хоровые коллективы, из-за сокращения нагрузки уменьшаются вакантные рабочие места в музыкальных школах, закрываются отдельные факультеты, причем далеко не второстепенные для той или иной специальностей. Проблем много, и их надо как-то решать.

Один из вариантов выхода из создавшегося положения – восстановить систему распределения выпускников музыкальных вузов по регионам страны, как это было в советское время, когда диплом выдавался лишь после двухлетней работы по месту распределения. Восстановив такую систему, можно будет поднять уровень образования в регионах страны, не говоря уже о том, сколько было случаев, когда молодые специалисты оставались на постоянное жительство по месту распределения, а кто-то даже создавал счастливую семью.

– Вполне реальные перспективы, но помимо проблемы дефицита педагогических кадров довольно остро стоит и вопрос профессионального уровня преподавания. В 65 лет квалифицированных специалистов отправляют на пенсию, высвобождая тем самым рабочие места. Такую неразборчивость с умственным и профессиональным капиталом иначе как расточительством не назовешь. Почему бы не восстановить систему консультантов, которая широко применялась и давала положительный результат? У старшего поколения есть чему учиться, и это не вызывает никаких сомнений.

– Озвученная вами проблема, безусловно, имеет право на пристальное рассмотрение. Гейдар Алиевич, говоря: «Я не знаю звания выше, чем учитель», – не думал о возрастной планке, а наоборот, с еще большим вниманием относился к старшему поколению педагогов, уважая их опыт и знания.
Возрастной ценз должен устанавливаться, но прежде всего, для работников, физического труда. Зачем, к примеру, увольнять из театра 70-летнего актера, а роли, соответствующие его возрасту, отдавать молодым артистам? Кстати, на недавно проведенном театральном форуме поднималось немало актуальных вопросов, в том числе и по поводу возрастной планки.

– Каковы, по вашему мнению, ближайшие перспективы, вызванные изменением статуса средних специальных музыкальных учебных заведений как в Баку, так и в регионах страны?

– Перспективы, прямо скажу, волнующие. Со своей стороны, считаю глубоко ошибочным уже внедренное в жизнь решение объединить ряд региональных колледжей без учета их, скажем, профессиональной совместимости. Результат подобных действий – практическое упразднение, если не уничтожение, среднего специального музыкально-образовательного звена во внестоличных зонах республики. К примеру, Гянджинское музыкальное училище объединили с аграрным (!) колледжем, во главе такого «микса» – далеко не музыкант и не аграрий. Не мешает напомнить, что музучилище в Гяндже в свое время окончили Фикрет Амиров, Гамбар Гусейнли и многие другие значимые для страны личности. Во время моего сравнительно недавнего пребывания в Гяндже ко мне многие обращались с просьбой помочь в решении столь непонятно каким образом возникшей ситуации.

И это далеко не единственный случай. Печально, а ведь было время, когда выпускники региональных музыкальных училищ Шеки, Нахчывана, Гянджи составляли вполне реальную конкуренцию окончившим аналогичные столичные учебные заведения.

Не могу не сказать о Бакинском музыкальном колледже, который наряду с Гимназией искусств входит в состав Национальной консерватории.  Музыкальный колледж, о котором я говорю, широко известный в народе как музыкальное училище имени Асафа Зейналлы, существует более 100 лет, овеян славой множества поистине выдающихся имен. И что же? Обучение в колледже сократили с четырех лет до трех, ликвидировали теоретическое и хоро-дирижерское отделения. А ведь средние специальные учебные заведения готовят абитуриентов для музыкальных вузов! Тем самым мы лишаемся базового подспорья. Если вовремя не принять продуманное решение, кадровые проблемы могут усугубиться.

Творческие личности, в том числе музыканты, – люди тонкой душевной организации, внимание к ним должно быть особым, продуманным.

– В последнем по времени республиканском конкурсе, приуроченном к знаменательной дате общенационального лидера, приняло участие немало молодых исполнителей, многие из которых, имея очень неплохие способности, не смогли пройти на второй тур по причине непрофессиональной работы педагогов.

– В регионах надо серьезно укреплять педагогическую составляющую учебного процесса. Для положительного решения вопроса должны быть созданы условия, соответствующие достойному пребыванию в том или ином региональном городе молодых специалистов.

В музыкальном образовании проблемы усугубляются и тем фактом, что специализированные школы (за исключением ССМШ им. Бюль-Бюля) находятся в ведомстве Министерства культуры, а музыкальные вузы и средние специальные учебные заведения – в системе Минобразования. Этот вопрос неоднократно поднимался, но пока безрезультатно.

Национальная культура, занимая приоритетное место в создании имиджа страны, должна активно пропагандироваться на широком мировом пространстве. А как это сделать, если отсутствует концертная организационная система при Министерстве культуры страны? Вновь возвращаюсь к прошлому, когда в республике активно работала система «Азконцерта», решающая многие организационные вопросы. О пользе этого ведомства знаю не понаслышке. Я сам работал с Кузьминым, Пугачевой, Вайкуле, Магомаевым, с ВИА «Земляне». Концерты проходили не только в залах, но и на площадках стадионов. Мы объездили весь Советский Союз, зарабатывая для страны деньги. Сегодня много говорят о культурной индустрии, но надо с чего-то начинать. Большинство выпускников Национальной консерватории – уже готовые артисты, но далеко не все могут найти путь на профессиональную сцену. Им нужна поддержка, которую могла бы оказать активно действующая концертная организация.

На протяжении последних лет Национальная консерватория стала инициатором и организатором уникальных в своем роде проектов: фестивали тара, кяманчи, саза, гармони…

– И это далеко не предел. Приведенный ряд обязательно будет продолжен и в идеале доведен до масштабного фестиваля национального искусства. Откровенно скажу: задумывая названные вами проекты, мы даже предположить не могли, насколько успешным окажется весь цикл фестивальных событий.

Существующие реалии позволяют постоянно двигаться вперед, расширяя сферу образовательного процесса. В Национальной консерватории в настоящее время успешно функционирует ряд кафедр, которые изначально даже не предполагались. Наша цель – поднять уровень исполнителей на национальных инструментах и, как следствие, популяризировать азербайджанский национальный инструментарий за границей, придав ему статус международного значения.

Почему бы немцам, китайцам или представителям других национальностей не играть на таре или кяманче, зурне или балабане? Определенные подвижки в положительном ответе на этот вопрос уже есть. Так, в Израиле в последнее время большое распространение получила кяманча, наблюдается интерес к тару.

Бакинцам уже хорошо известен Марк Элияху – израильский музыкант родом из Дагестана, овладевший искусством исполнения на кяманче…

– А вдохновило этого молодого израильского музыканта искусство несравненного Габиля Алиева и его исполнение «Баяты-Шираз». К тому же Марк на протяжении двух лет учился игре на кяманче у самого Адалята Везирова. Своим искусством он покоряет мир, пропагандируя азербайджанский национальный музыкальный инструмент.

Показателен пример и американца Джеффри Вербока, который не только овладел игрой на таре, но и глубоко изучил этот инструмент. А его соотечественник Габриэль Мартин освоил кяманчу, играет и на сазе...

– Все это – убедительные примеры, доказывающие важный факт: азербайджанское национальное искусство активно интегрируется в мировое пространство, привлекая к себе внимание неповторимой красотой и яркой эмоциональностью.

Но этот важный процесс должен иметь более активный характер, причем с опорой на наших национальных исполнителей. Должна быть разработана действенная стратегия освоения музыкального пространства, выходящего далеко за рамки родной страны. Важными составляющими такой культурной стратегии, или, если хотите, культурной индустрии, должна быть достойная пропаганда и, конечно же, гастроли лучших азербайджанских музыкантов за рубежом. Мир должен лучше узнать и по достоинству оценить культурные богатства нашей страны, и тогда откроются многочисленные перспективы для азербайджанских исполнителей.

Национальная консерватория делает активные шаги в этом направлении, переступая изначально обозначенные границы профессиональной подготовки творческой молодежи. Вы отметили, что в институте успешно функционирует ряд кафедр, которые изначально даже не предполагались.

– И это вполне нормально. В свое время разделение Азербайджанской государственной консерватории (условно) на восточную (Национальная) и европейскую (Музыкальная академия) не предполагало полного разрыва, а лишь стремление придать национальной музыке особый статус.

Остановлюсь на собственном примере: по своему корневому образованию я –тарист, но играющий джаз, открытый веяниям современного искусства, к тому же получивший образование в той самой «европейской» консерватории (ныне БМА им. Уз.Гаджибейли). Мой путь дает мне право утверждать: потенциал национального музыкального искусства Азербайджана безграничен как в своих выразительных возможностях, так и во взаимодействии с европейской культурой.

Вы отметили уже успешно состоявшиеся фестивали тара, кяманчи, гармони, но это далеко не предел. С сентября в нашем вузе открывается новая кафедра – национального джаза и популярной музыки. Мы пригласили возглавить кафедру широко признанного джазового музыканта Эмиля Афрасияба. В настоящее время он работает в Бостонском колледже Беркли, специализирующемся на новейших неакадемических музыкальных направлениях. Кстати, первым почетным доктором колледжа стал сам Дюк Эллингтон, а это говорит о многом.

Выпускником колледжа Беркли является и саксофонист Зульфугар Багиров – потомственный музыкант, внук композиторов Гара Гараева и Закира Багирова, сын дирижера Эльшада Багирова и педагога по фортепиано Зулейхи Гараевой.

– И это замечательно, тем более что мы планируем заключить соглашение об открытии филиала Азербайджанской национальной консерватории в Беркли с целью преподавания, в частности, мугама. Уверен, такое сотрудничество станет важной составляющей диалога Востока с Западом, откроет новые перспективы в процессе взаимодействия культур.

Я часто бываю в Америке, встречаюсь с руководителями ряда учебных заведений, находящихся в Вашингтоне, Сиэтле, Новом Орлеане. Такие учебные организации, как Институт джаза Херби Хэнкока в Вашингтоне, Высшая школа рока в Сиэтле, факультеты музыкальной индустрии в колледжах Нью-Орлеана – все это для нас привлекательно с точки зрения постановки учебного процесса, новых веяний в неклассическом искусстве.

А в Национальной консерватории обучаются иностранные студенты?

– Подобный прецедент есть, мы открыты такому приему и надеемся, что популярность нашего вуза будет постепенно завоевывать пространство. Не стоит сбрасывать со счетов, что нашей консерватории лишь чуть больше 20 лет, но она уже обладает определенным творческим наполнением.

– Это подтверждается и фактом создания в Национальной консерватории трех оркестров народных инструментов и двух полномасштабных хоровых коллективов, которые находятся в постоянном рабочем режиме, демонстрируя самую разнообразную программу, не ограниченную исключительно национальной музыкой.

– Это соответствует истине. В настоящее время в центре нашего внимания опера «Лейли и Меджнун» Узеира Гаджибейли. Мы сделали переложение ее музыкального текста для оркестра народных инструментов. Очень надеемся, что нам удастся в таком варианте исполнить ее в Шуше, на открытой площадке, возведенной рядом с Домом-музеем Узеирбека. Параллельно готовим оперу «Асли и Керем» и музыкальную комедию «Аршин мал алан». Думаю, в скором времени порадуем слушателей новым звучанием названных произведений.

– Наш диалог, посвященный будням Национальной консерватории, далеко не первый, и каждый раз мелькает мысль, возможно ли такое. Но факты налицо: вызывающие недоверие ежедневные занятия хора увенчались созданием действующих студенческих хоровых коллективов. Ваши «капустники» стали традиционными, а jam session с участием педагогов и студентов притягательны не только для контингента вуза, но и обсуждаются за его пределами. Время доказывает, что в вашем случае ничто не остается на словах: сказано – сделано. Поэтому позволю себе спросить: а музыкальный театр при Национальной консерватории – такое возможно?

– Вы попали в точку. Такого театра у нас пока нет, но музыкально-театрализованные представления проводятся, в том числе, и «капустники».

Острота допускается?

– Приветствуется! Меня тоже не обходят вниманием. Я – за разумную демократичную обстановку. Посмотреть на себя со стороны порой даже полезно.

Что же касается Музыкального театра, то существует проект создания Большого дома Национальной консерватории, где обязательно будет и театр. Но пока на повестке дня в первую очередь проблема здания Гимназии искусств, находящейся в составе Национальной консерватории. Мы поначалу поделились с гимназией «жилплощадью», предоставив пространство первого этажа, но сами разрастаемся, поэтому пришлось отказаться от такого решения. Надеемся, все же получится отстроить здание Гимназии искусств, отвечающее современным требованиям.

Посмотрите, как приятно бродить по нашей консерватории… У детей изначально надо развивать эстетическое чувство, а это означает, что процесс обучения должен проходить как минимум в условиях, соответствующих задачам и целям учебного процесса, направленного на развитие творческого мышления.

Учитывая внимание руководства страны к проблемам образовательных организаций, думается, поднятая вами проблема обязательно будет решена. Что касается здания Национальной консерватории, то, конечно же, здесь учтено все необходимое для нормального процесса обучения, вплоть до изолирующих шум специальных покрытий. Приятно, наверное, совершать по такому благоустроенному зданию ежедневные утренние обходы с административной командой?

– (с улыбкой) Было, было такое. После пандемии пришлось собирать весь учебный процесс, но цель достигнута, и теперь только дважды в неделю мы с утра, с начала первой двухчасовки, приветствуем консерваторский контингент. А в высвободившееся от прежней «повинности» время весь административный корпус занимается английским языком: наши педагоги, пожалуй, чаще всех выезжают на гастроли за границу, где должны достойно представлять свою страну. Более того, раз в неделю в консерватории проводится День английского языка, когда звучит только английский! Недовольных нет, даже наоборот, все принимают такие правила.

Во время 44-дневной Отечественной войны мы наблюдали за блистательными выступлениями нашего Президента, искренне восхищаясь не только его стратегической эрудицией, дипломатическим мастерством ведения диалога, но и совершенным знанием языков. Все мы испытывали гордость за свою страну, во главе которой – уникальный по своему дарованию руководитель, ставший достойным продолжателем идей и деяний общенационального лидера Гейдара Алиева. Возглавив независимый Азербайджан, Ильхам Гейдарович осознал особенности нового времени, избрав исключительно правильный путь, который привел нас к Великой Победе и дальнейшему процветанию.

Нынешний год проходит под знаком 100-летия Гейдара Алиева, и наш вуз все творческие проекты посвящает столь знаменательной дате.

– Была ли у вас возможность личной встречи с Гейдаром Алиевичем?

– До моего назначения руководителем Национальной консерватории мне доводилось встречаться с Гейдаром Алиевым неоднократно. Как известно, у него была добрая традиция после концертов обязательно встречаться с артистами, делиться своим мнением, интересоваться их жизнью – великий руководитель был большим другом людей искусства.

Но была и личная встреча. По протоколу каждому, кто назначается ректором, предоставляется аудиенция высшего лица страны. Мне посчастливилось пройти через столь почетную традицию. Поверьте, даже краткого общения с личностью такого масштаба достаточно, чтобы понять величие этого человека.

Роль нашего общенационального лидера в развитии и популяризации национальной культуры просто неоценима. И не только культуры! Конечно, все мечтали выступить на правительственных концертах, которые проводились раз в месяц, но отбор был крайне строгим. Интересный факт: тот, кто не проходил отборочные прослушивания, с новой силой работали над совершенствованием своего профессионального уровня, и результат не заставлял себя ждать. Соответствовать оценке такого знатока искусства, как Гейдар Алиев, – вот главный стимул, который вел наше искусство по пути развития.

Азербайджанский народ талантлив, есть и немало способных людей, но не хватает все же правительственных концертов, а не помешало бы…

Чего вы ждете от жизни?

– Жду? Я не жду, а действую. Дел очень много, и они никогда не заканчиваются. Да и достучаться иногда тяжело, мы часто зависим, к сожалению, от структур, до которых наше слово не долетает. Но мы живем, действуем, наша страна процветает, а выпускники Национальной консерватории по всему миру разносят вести об Азербайджане, его талантливом народе, богатой культуре, способной покорять сердца людей, для которых понятия мира и справедливости многое значат. Нам есть во что верить и во имя чего жить и работать.

Рая Аббасова
Автор

Рая Аббасова

Все новости
banner

Советуем почитать