• вторник, 28 Мая, 07:59
  • Baku Баку 17°C

Сара Сараева-Тагиева: борьба за реабилитацию отца

19 апреля 2024 | 21:04
Сара Сараева-Тагиева: борьба за реабилитацию отца

Вышла в свет книга историка Фархада Джаббарова «Я – дочь бакинского миллионера Тагиева», посвященная Саре Сараевой-Тагиевой, дочери прославленного азербайджанского мецената Гаджи Зейналабдина Тагиева и ее борьбе во имя сохранения его доброго имени.

«Капиталист Г.З.Тагиев не вписывался в советскую идеологию – его имя и дела пытались очернить, перечеркнуть, сфальсифицировать. Но Сара ханым встала на защиту памяти о своем отце. На протяжении долгих лет дочь Г.З.Тагиева скрупулезно собирала воспоминания его современников, архивные документы, материалы прессы, проливающие свет на многогранную деятельность Тагиева, еще при жизни прозванного «отцом нации», – говорится в предисловии к книге.

«Каспий» побеседовал с автором монументального труда, доктором исторических наук, заместителем директора Национального музея истории Азербайджана по научной работе Фархадом Джаббаровым.

Фархад муаллим, как долго эта книга шла к читателю?

– В 2010 году, работая над книгой о первой женской мусульманской школе, я нашел в архивах много воспоминаний бывших рабочих тагиевской фабрики, интеллигенции о Гаджи Зейналабдине Тагиеве. И понял, что все это собирала его дочь Сара. После родилась вторая книга – «Воспоминания о Тагиеве». А в 2016 году в Санкт-Петербурге сын Сары ханым Олег Сараев передал мне архив матери – три большие папки с документами: рукописи, фотографии и т.д. Некоторые из них имелись и у нас в музее. Так постепенно сформировалась идея издать книгу, посвященную исследованиям Сары Тагиевой-Сараевой и ее борьбе за восстановление доброго имени Гаджи Зейналабдина Тагиева. Работа велась долго, многие подробности пришлось уточнять. Мне помогали ее родственники и в Баку, и в России. И вот наконец книга сложилась.

Какие открытия вы совершили в процессе работы над ней?

– Одним из открытий было то, что Сара ханым не училась в Смольном институте благородных девиц. В этом меня убедил известный исследователь истории Баку Сергей Колтунов, который прислал мне письмо Тагиева в Александровский институт (бывшее Мещанское училище), в котором Гаджи извещал руководство института, что его дочери Лейла и Сара больше не смогут учиться по состоянию здоровья. Почему же Сара ханым всегда говорила, что училась в Смольном институте? Вероятно, потому что дома много говорили о Смольном и это отложилось в детском сознании. На самом деле девочки из купеческой семьи не могли быть приняты в институт благородных девиц. А дворянство Тагиев получил уже после их рождения.

Также я выяснил, что когда Сара Тагиева вернулась в Ленинград, она продолжила изучение иностранных языков. Немало говорили, что арест Сары ханым в 1930-е годы был связан с убийством Сергея Кирова, когда начались массовые репрессии. Однако сама она пишет, что арестовали ее из-за того, что она слишком много рассказывала о своем отце – фабриканте и миллионере. То есть с Кировым тот арест не был связан. К тому же Сару ханым освободили уже через два месяца, а не через два года, как говорится в некоторых публикациях.

Был ведь арестован и первый муж Сары ханым...

– Да, в архиве госбезопасности мне удалось найти следственное дело первого мужа Сары ханым – Зейнал бека Селимханова. Он работал учителем. И одним из пунктов обвинения было то, что он рассказывал ученикам о Гаджи и допустил неосторожную фразу: «Мой тесть все делал бескорыстно, не то что нынешняя власть».

– Что было потом – Зейнал бек и Сара ханым развелись?

– Когда его арестовали, в его документах значилось: женат, имеет дочь. Но в протоколе первого допроса написано: холост. А Сара ханым в то время уже была в Ленинграде. Я предполагаю, что Зейнал бек ради того, чтобы обезопасить супругу, заявил, что развелся. По всей видимости, его расстреляли, но подробности неизвестны, равно как и место его захоронения.

Дочь Зейнал бека и Сары ханым вышла замуж и уехала в Ашгабат. А Сара ханым в Ленинграде вышла замуж за Николая Сараева и родила двух сыновей.

– Как сложилась жизнь Сары ханым в Ленинграде?

– Она пережила гибель второго мужа – Николая Сараева, пережила блокаду... Чтобы спасти детей – Олега и Льва, была вынуждена отдать их в детский дом, который эвакуировали в Новосибирск. В Ленинграде Сара лишилась квартиры, ночевала в подъездах, на чердаке... А когда умер Сталин, снова вернулась в Баку. И здесь Сара Тагиева-Сараева начала свою борьбу.

Это был очень непростой и интересный этап в жизни дочери Гаджи Зейналабдина Тагиева. По документам можно проследить, как ее опасались, как мешали. К примеру, из библиотеки Педагогического института ее уволили якобы за халатность, потерю какой-то газеты, но на самом деле – за то, что она много рассказывала студентам об отце. Позже, в 1970-е годы, те же люди, которые подписывали заявления против Сары ханым, сознавались, что оговорили ее.

Неужели не нашлось никого, кто бы поддержал дочь Тагиева?

– Были и те, кто признавал роль Тагиева в развитии национальной культуры и национального просвещения. Но в 1950-е годы сделать это открыто никто не рисковал. В конце 1960-х историк Махмуд Исмайлов и доктор юридических наук Фаррух Шабанов, тоже работавший в Академии наук, написали отзыв на материалы, предоставленные Сарой Сараевой, где заявили, что заслуги Тагиева следует признать. Сара ­­­­ханым очень хотела, чтобы и в многотомной «Истории Азербайджана» роль ее отца была отражена должным образом. Но в Институте истории ей сказали, что в настоящий момент это невозможно, «мы менять отношение к Тагиеву не будем».

Каков же главный итог борьбы Сары Сараевой-Тагиевой?

– Она дожила до времени, когда имя Гаджи Зейналабдина Тагиева было реабилитировано, когда на его могиле поставили бюст, а другой установили на углу тагиевского особняка, в котором сейчас располагается Музей истории Азербайджана. Сара ханым вышла в эфир – интервью с ней сделало телевидение. Режиссер Аяз Салаев снял фильм «Отец», где Сара ханым тоже выступила. О Тагиеве рассказал и Манаф Сулейманов в своей знаменитой книге «Дни минувшие».

И, безусловно, огромной заслугой Сары Сараевой-Тагиевой является то, что она смогла сохранить все документы, все архивные копии – во времена, когда архивы были малодоступны. Например, в собрании Сары ханым есть большая подборка вырезок из газеты «Тарджуман», выходившей в Бахчисарае в конце XIX – начале XX века, это все публикации о Тагиеве. Есть и материалы из газеты «Каспий», посвященные шамахинскому землетрясению и тому, как Тагиев помогал бороться с последствиями стихийного бедствия, и перепечатанные Сарой ханым. Причем интересно, что многие материалы хранятся у нас в музее, в Музее образования, в Институте рукописей, в Архиве политических документов, в Санкт-Петербурге, в Москве, у семьи... Откуда столько копий? Она сама рассылала их, и у сына хранятся пачки почтовых квитанций! А ведь Сара ханым не получала пенсию. Правда, ей помогали дети и внуки. И большую часть своих скромных средств она тратила на почтовые расходы, на копирование документов, что в 1960-е годы было очень непросто, что-то приходилось даже переписывать от руки. В ЦК КПСС она отправила 200 страниц. Это колоссальный труд!

Сара ханым играет исключительную роль в уточнении многих фактов биографии своего отца. Никто из других детей Тагиева не делился своими письменными воспоминаниями. А Сара ханым, к примеру, уточнила год рождения Гаджи – 1838-й, а никак не 1823-й.

А вот собственная биография Сары Тагиевой полна белых пятен, особенно юные годы. Она старалась рассказывать прежде всего об отце, была одержима этой идеей.

– Говорят, она очень бедно одевалась – неужели Сара ханым действительно так обнищала?

– Я придерживаюсь того мнения, что такой наряд – старая шаль, мужское пальто, мужские ботинки – был своеобразной формой протеста. Она хотела показать власть предержащим: посмотрите, что вы сделали с дочерью миллионера! И с чемоданом, полным документов, она ходила по инстанциям. Нет, она не была нищей. Она жила в Баку с сыном и внуками, ей помогали и другие родственники.

– Какие загадки остались в жизни Тагиева?

– Самая главная загадка – когда он родился. Почему столько версий? Недавно мне передали копию его кябина, зарегистрированного в Дербенте в 1896 году. Там вообще указывается год рождения жениха – 1841-й, а невесты – 1879-й. Хотя по другим документам она 1881 года рождения, и тогда получается, что замуж вышла не в 15 лет, а в 17. И первенца родила в 19.

В метриках детей Тагиева и Соны Араблинской тоже путаница. В одной годом рождения Гаджи указан 1841-й, в другой – 1842-й. Соны – 1880-й  и 1881-й. А подписал документ кто? Член духовного управления мусульман Закавказья. Он же в 1896 году самому Тагиеву дает метрику, что тот родился в 1823-м. Один и тот же человек вписывал в разные документы разные даты, это загадка!

– Один из исследователей писал, что Тагиев, когда женился на Соне Араблинской, убавил себе возраст...

– Да, это хотя бы логично. Но вышло наоборот – он словно прибавил себе 15 лет! И вот еще интересная загадка. У меня есть расписка о получении с Тагиева 50 тысяч рублей. В 1905 году это была очень большая сумма. Подписи под распиской: Алимардан бек Топчибашев, Ахмед бек Агаев, Асадулла Ахмедов и другие. Для чего они взяли деньги у Тагиева, куда потратили их? И что интересно, в бухгалтерии Тагиева этой цифры тоже нет. А ведь он ежедневно фиксировал каждую потраченную копейку – «Даны сироте 5 рублей», «Такому-то ученику выдана на обувь и пальто такая-то сумма...» А вот про 50 тысяч нигде не упоминается. Есть только расписка, и она – подлинная.

Как сложилась судьба остальных детей Тагиева?

– От первого брака было двое сыновей – Исмаил и Садых. Они умерли своей смертью, но известны только даты. О дочери Ханым и того меньше сведений, везде говорится лишь, что она была женой химика Мовсум бека Ханларова. После ее дети переехали в Иран. Но под некрологом отца, опубликованным в газете «Бакинский рабочий», стоит подпись и Ханым – значит, в 1924 году она была еще в Баку. Но других упоминаний о ней нет – где жила, чем занималась…

Дети от второго брака. Старшая дочь – Лейла вышла замуж за Али Асадуллаева, в 1924 году эмигрировала. Сын Мамед-Таги в 1918 году застрелился – писали, «от неосторожного обращения с оружием». А я подозреваю, что имела место «русская рулетка». Второй сын – Мамед-Кязым семью так и не создал, умер в 1930-е годы. Самая младшая дочь – Сурая скончалась в 1970-е.

Все дети и внуки подвергались преследованиям: кого-то снимали с работы, кому-то не давали защититься... Это длилось до 1960-х, после пик репрессий спал.

Недавно вы стали источником маленькой сенсации для всех интересующихся историей Баку, сообщив, что после революции Тагиеву не только оставили дачу, но и дали квартиру «на Баксовете»...

– Да, по устоявшейся версии, после прихода большевиков к власти в 1920 году Тагиев был выселен из своего дома и благодаря Нариману Нариманову ему разрешили поселиться на даче в Мардакяне. Но она не была предназначена для проживания там зимой. И мои поиски в архиве выявили интересный факт. Сперва Тагиев жил в доме зятя – Зейнал бека Селимханова – на бывшей Полицейской улице (ныне ул.Мамедалиева). А позже ему предоставили квартиру на Коммунистической (ныне Истиглалият). Дачу тоже оставили за ним. В письме 1922 года говорится, что при отводе квартиры не был предусмотрен вопрос о взносе квартирной платы. «Отец нации» просил войти в его бедственное положение и освободить его от квартплаты.

«...Я совершенно не в состоянии изыскать источники для ее покрытия, так как все мое имущество, дома, предприятия и капиталы стали достоянием государства; ни доходов, ни сбережений я не имею, а расчитывать на какой-либо заработок мне не позволяет мой преклонный возраст и крайне неблагоприятное состояние моего здоровья».

Насколько я понял, ходатайство Тагиева было удовлетворено. Летом он жил в Мардакяне, а зимой перебирался в город... Многого мы еще не знаем, впереди долгие поиски.

– После смерти Гаджи Зейналабдина Тагиева его семью выселили с дачи. И куда они подались?

– У всех уже были свои квартиры, у всех, кроме Мамед-Кязыма, были семьи... Сона жила и с Сарой, и с Сураей. Гибель сына в 1918 году сильно подорвала ее здоровье, в том числе и душевное. Сона ханым серьезно сдала.

– Поговаривали, что жена миллионера Тагиева в советское время умерла от голода...

– Я не думаю – она жила с детьми и вряд ли голодала.

– Какие публикации, посвященные Гаджи Зейналабдину Тагиеву, впереди?

– В этом году исполняется 100 лет со дня его кончины. Я хочу выпустить новую книгу, на основе малоизвестных фактов. По 1918 году много интересных сведений: что делал Гаджи в период Азербайджанской Демократической Республики? Мы знаем, что он пожертвовал доходы от Пассажа в пользу Университета. Но и проблемы были – большие разногласия с правительством из-за текстильной фабрики. Он написал большое письмо премьер-министру Усуббекову, в котором раскритиковал экономическую политику АДР: «Вы делаете фиксированные цены, вмешиваетесь в дела предприятий, ограничиваете частную инициативу – это не приведет ни к чему хорошему». Это неисследованная тема. Одно это письмо Усуббекову – материал для целого исследования. Думаю, если бы Сара ханым сейчас была жива, она обнаружила бы много новых документов.

 

 

 

Вячеслав Сапунов
Автор

Вячеслав Сапунов

Все новости
banner

Советуем почитать