• вторник, 28 Мая, 04:43
  • Baku Баку 17°C

Первый летчик-бакинец

18 августа 2023 | 22:38
Первый летчик-бакинец

Имя Александра Агафонова сейчас мало кому известно в Баку. А ведь это был первый летчик бакинец, начавший летать на самой заре воздухоплавания в Российской империи, когда аэропланы были невиданным чудом, а авиаторы – героями-смельчаками, покоряющими небо. Каждый полет был сопряжен с риском для жизни.

 

Родился Саша Агафонов в 1891 году в семье преподавателя Бакинского реального училища. Его отец, Александр Никанорович, свыше 30 лет проработал в различных учебных заведениях Баку и дослужился до чина надворного советника (это соответствовало чину подполковника на военной службе). Жили Агафоновы в доме на углу Азиатской и Базарной улиц (ныне ул.Алиовсата Гулиева и пр.Азербайджан).

Саша Агафонов в 1907 году окончил Бакинское реальное училище, где служил отец, и поступил в Санкт-Петербургский технологический институт, на механический факультет. В 1912 г. он должен был получить диплом инженера-технолога, но буквально заболел авиацией и стал заниматься в студенческом воздухоплавательном кружке.

1910 год в Санкт-Петербурге был богат на авиасобытия. С 25 апреля по 2 мая там состоялась Первая авиационная неделя на Коломяжском скаковом ипподроме – первое авиационно-спортивное состязание в истории России.

К 14 мая 1910 года завершились все основные работы по устройству Гатчинского аэродрома для испытаний и полетов аэропланов. Здесь разместился авиационный отдел Офицерской воздухоплавательной школы и базировался Императорский всероссийский авиационный клуб, имеющий право выдавать в России дипломы пилотов-авиаторов и осуществлять их международную регистрацию.

12 октября 1910 года Первое российское товарищество воздухоплавания (ПРТВ) открыло на Гатчинском аэродроме первую частную авиашколу (в 1911 году ее назовут «Гамаюн») С.С.Щетинина. В школе ПРТВ могли учиться летать не только военные, но и гражданские лица. Самыми первыми научились летать, а потом стали инструкторами студенты Политехнического и Технологического институтов, работавшие на заводе ПРТВ: А.А.Агафонов, П.В.Евсюков и В.В.Слюсаренко.

 

Пилот-авиатор

В июне 1911 года Агафонов получил диплом пилота-авиатора. Вместе с ним экзамен на это звание сдали Евсюков и Слюсаренко. Еще до окончания школы Агафонов стал инструктором школы «Гамаюн» и одновременно летчиком-испытателем на заводе Первого российского товарищества воздухоплавания. Двадцатилетние инструкторы Агафонов, Евсюков и Слюсаренко были самыми молодыми авиаторами России. Получив дипломы пилотов, Агафонов и его друзья сразу записались на первый перелет Петербург-Москва, который организовал в июле 1911 года Всероссийский аэроклуб. В списке желающих было 12 человек, но полетели только девять из них.

До Москвы удалось долететь лишь одному – молодому авиатору А.А.Васильеву. Для остальных перелет завершился не так удачно, а для некоторых и вовсе трагично: получили тяжелые увечья Уточкин и Слюсаренко, а летевшему пассажиром у Слюсаренко Шиманскому он стоил жизни.

Янковский долетел до Твери (525 верст от Петербурга), Агафонов, летевший с пассажиром, Костин – до Вышнего Волочка (405 верст).

Причиной столь неудачного финиша стала резко изменившаяся погода. Сильный ветер не дал им возможности продолжать путь, а кроме того, у Янковского и Костина в их конечных пунктах произошли небольшие аварии.

Преодоленное расстояние по тем временам было огромно, потому что всего лишь за год до того полет в 200 верст считался чудом. Проделать такой тяжелейший путь было делом рискованным, а самих летчиков сочли настоящими героями.

С наступлением осени 1911 года полеты в Петербурге прекратились. Агафонов, Евсюков и Слюсаренко отправились на юг.

 

Аэродром на проспекте Азадлыг

В начале 1912 года молодые авиаторы демонстрировали полеты на аэроплане «Фарман» перед публикой в Баку. Для этого в конце Станиславской улицы (ныне пр.Азадлыг) был устроен аэродром. Улица заканчивалась в те годы у запроектированной, но еще не существовашей Нижней Бульварной улицы (ул.Бакиханова) – там и находился аэродром.

Полеты планировалось проводить по программе авиационных состязаний:

1. Продолжительность полета без спуска. 2. Подъем с наикратчайшего разбега. 3. Точный спуск. 4. Продолжительность полета и точный спуск – одновременное состязание на двух аэропланах. 5. Виражи и фигуры высшего пилотажа. 6. Полет с пассажирами.

Запись пассажиров производилась в кассе аэродрома, стоило это 50 рублей. Пассажиры записывались ко всем пилотам – участникам авиашоу, но к Агафонову, получившему приз за перелет Санкт-Петербург – Москва с пассажиром, да еще и бакинцу, желающих было больше всего.

Увы, авиаторам не повезло с погодой. Назначенный на 6 января полет не состоялся из-за сильного ветра и снега – январь 1912-го в Баку выдался очень холодным. Полет пришось перенести на 8 января.

 

Первые полеты

В тот день летал Агафонов, демонстрируя фигуры пилотажа и виражи на различной высоте. Пробыв в воздухе около четверти часа, он совершил мягкую посадку.

Следующим летал Евсюков – шеф-пилот товарищества «Гамаюн». Он летал восемь минут, после чего, опустившись до высоты 100 м, сделал несколько красивых виражей напротив трибун и приземлился.

Третий полет – вновь Агафонов с пассажиркой Федоровой. «Свободно на высоте 100 м летит аэроплан и, сделав три круга разных радиусов, летит к трибунам. Пассажирка машет рукой в ответ на приветствия публики. Вот машина уже опустилась и бежит под музыку и апплодисменты мимо трибун, то слегка вспархивая, то снова опускаясь на землю... Это Агафонов показывает публике свою пассажирку», – писала пресса. «Аэроплан вновь касается земли и направляется к ангару. Пассажирка, довольная, смеется: «Совсем не страшно, не чувствуешь ни подъема, ни спуска; не чувствуешь «колебаний почвы», – говорит она, – и хочется подняться все выше. Только холодно, совсем закоченели руки». На это жаловались и другие авиаторы.

Снова показали свое мастерство Слюсаренко и Евсюков, а вот шестой полет, не успев начаться, окончился аварией. Лететь должен был Евсюков с младшим братом Александра Агафонова – Евгением, который тоже был студентом Технологического института. При взлете одно из колес попало в ямку, и аэроплан, накренившись, уткнулся в землю. Катастрофы удалось избежать благодаря тому, что Евсюков вовремя заглушил мотор. Пилот и пассажир остались невредимы, а у самолета сломались шасси, полозья и крепления, пропеллер разлетелся в щепки. К счастью, запчасти имелись, и уже 10 января аэроплан был готов к работе.

Пилот Агафонов поднял «Фарман» в воздух аж до 500 метров. На этой высоте авиатор казался игрушечным человечком на крылатом чудище. После нескольких кругов он совершил планирующий спуск под аплодисменты трибун.

 

Бакинский ветер

12 января, несмотря на сильные морозы, когда у второго аэроплана замерзло масло и его так и не смогли завести, полеты все-таки продолжились. Этот день был даже более зрелищным. Выше, дольше и с эффектными виражами летали Слюсаренко и Евсюков. Последним летел Агафонов. Это был самый интересный, высокий и продолжительный полет за все время, уже в сумерках, когда зажглась первая звезда. «Фарман» Агафонова поднялся на небывалую высоту – 1000 метров, пролетел через город к морю, а затем, вернувшись и сделав круг над аэродромом, спустился вниз.

Агафонов сообщил, что из-за сильного ветра не долетел до моря, только покружил над городом, и пожаловался, что окоченели руки.

15 января тоже дул ветер, но полеты все же состоялись. Хотя состязание по высоте между Агафоновым и Евсюковым, сразу на двух аэропланах, не удалось. Безуспешно поборовшись с ветром, Евсюков, совершил посадку, а Агафонов все-таки поднялся на 500 метров, пролетел над городом, бухтой, повернул к Александро-Невскому собору и вернулся на аэродром.

А вот попытка взлететь с бакинским градоначальником П.И.Мартыновым не удалась: аэроплан, пробежавший до трибун, был остановлен Александром Агафоновым. Он рискнул еще раз подняться – с пассажиром меньшего веса. На этот раз с ним полетела опереточная примадонна Тамара Грузинская. 12 минут летчик кружил со своей пассажиркой на небольшой высоте. Затем «Фарман» полетел к аэродрому и вдруг стал круто спускаться прямо на группу людей. Начался переполох, люди в испуге кинулись врассыпную, кое-кто упал. Но летчик и не думал приземляться, он только нырнул над публикой, сделал еще один круг и лишь потом совершил посадку.

В последующие дни в нелетную погоду на бакинском аэродроме устраивали осмотр аэропланов с пояснениями авиаторов. Входной билет на воздушное шоу стоил 25 копеек. Прощальные полеты состоялись в Баку 22 января. После этого группа авиаторов отправилась в Тифлис.

 

 

Подвиги и крушения

В августе 1912 г. в Саратове, куда Агафонова пригласили для преподавания в открывшейся авиашколе, его самолет во время показательных полетов при заходе на посадку потерпел крушение. Произошло это на аэродроме: зацепив хвостом шпиль ангара, он упал с высоты 10 метров. Самолет разбился, пилот получил тяжелые травмы и долго потом лечился в госпитале.

После выздоровления возобновилась работа летчика-испытателя на заводе в Гатчине. Осенью Агафонов вместе с механиком Савельевым на биплане «Дукс» отправились добровольцами на Балканскую войну.

С началом 1-й мировой войны летчик Агафонов воевал в составе одного из авиаотрядов действующей армии в Восточной Пруссии, выполняя разведывательные полеты.

В марте 1915 года в результате падения самолета Агафонов получил тяжелые увечья, долго лечился и был уволен в запас. Появилась возможность продолжить учебу, но уже в Петроградском политехническом институте. Получив диплом инженера, он переехал в Швецию, затем во Францию, Англию, а в августе 1918-го добрался до Соединенных Штатов. О приезде одного из первых российских пилотов и его желании провести испытание американского самолета в трансантлантическом полете писало множество газет. Однако перелету так и не суждено было состояться – не удалось собрать средства на его организацию.

 

Новая жизнь

В 1920 году произошло событие, изменившее личную судьбу Александра Агафонова.

По его рассказам, в 1913 или в начале 1914 года он присутствовал на концерте, где пела молодая студентка консерватории Вера Смирнова. Облик девушки с прекрасным голосом запал ему глубоко в душу. Однако встретиться в России им было не суждено. И вот новая встреча – в Нью-Йорке, на благотворительном концерте в пользу беженцев из России.

Вера Смирнова приехала на полугодовые гастроли в США в 1917 г., но, как и многие эмигранты, так и осталась в этой стране.

Вера Смирнова стала известной исполнительницей русских народных песен и цыганских романсов. История ее замужества обошла страницы всей американской прессы – это была настоящая романтическая история. Алекс (так его тут называли) стал менеджером своей жены, ее личным агентом, организовывал ее выступления.

В годы Великой депрессии Агафонов работал продюссером на русской радиостанции на Кубе, а также на радио Pan American Broadcasting Company в Нью-Йорке. В 1923 г. в семье Агафоновых появилась дочка Ольга. В дальнейшем у нее в браке с Луи Волшиным родилось шестеро детей. На Веру легла забота о внуках, тут уж не до карьеры стало. Некоторое время Алекс и Вера жили вместе с семьей дочери, однако вскоре переехали в Майами, где и прожили всю оставшуюся жизнь.

Один из первых летчиков Российской империи, принимавший участие в зарождении русской авиации, Александр Александрович Агафонов скончался в 1971 г. в возрасте 80 лет. Похоронен в Майами.


При подготовке статьи были использованы материалы исторического портала "Наш Баку".

Сергей Колтунов
Автор

Сергей Колтунов

Все новости
banner

Советуем почитать