AZE ENG RUS
 
Асим Моллазаде: «Урегулирование карабахского конфликта может создать в регионе атмосферу взаимного доверия и сотрудничества»
21.01
20:44
В Азербайджане объявлена стипендиальная программа для обучения в Китае
21.01
20:44
«Гачкынком» выплачивал пособия покойникам - Отчет Счетной Палаты
21.01
20:36
Жизнь, прерванная в утробе: как предотвратить селективные аборты? – Исследование (Видео)
21.01
20:27
В Кюрдамире зафиксировано землетрясение
21.01
20:20
Папа Римский анонсировал выпуск приложения для молитв
21.01
20:11
Турецкая звезда вновь выбрал азербайджанку, сразившую его своей красотой (Фото-Видео)
21.01
20:01
WhatsApp ограничил пересылку сообщений
21.01
19:52
Президент Ильхам Алиев поручил генпрокурору справедливо рассмотреть дело блогера Гусейнова по инциденту в тюрьме
21.01
19:45
Обнаружены стихи Насими, написанные под псевдонимом «Хусейни»
21.01
19:37
С лица любителя пластической хирургии удалили пять кожу
21.01
19:28
Гурбан Гурбанов в мировом рейтинге
21.01
19:19
Гаджи Меджид оглу Исмайлов награжден орденом «Шохрат» - Распоряжение
21.01
19:11
Обнародована численность населения Азербайджана - Статистика
21.01
19:02
Порядка 90% продукции на азербайджанском рынке с маркировкой «Halal» не соответствуют требуемым нормам
21.01
18:53
Книга «Кровавая пещера» рассказывает о жителях села, около 4 месяцев находившихся в армянском плену
21.01
18:45
Черная полоса Мамедъярова и перспективы Раджабова
21.01
18:36
Нетаньяху: «Израиль ударит по любой стране, представляющей для него угрозу»
21.01
18:27
Призыв о помощи: «Аян жаловалась на боли и постоянно просилась на ручки…» (Фото)
21.01
18:19
ГМО-продукты попадают на рынок Азербайджана в основном из Турции и Ирана
21.01
18:10
Утверждение вместо опровержения: Кочарян – символ террора
21.01
18:02
В Баку мастер ограбил квартиру, в которой работал
21.01
17:53
Начался судебный процесс по делу экс-главы МБА, обвиняемого в финансовых махинациях на $2,8 млрд
21.01
17:44
БТА предупредило водителей и пешеходов в связи с туманом в Баку
21.01
17:35
ЦБА установил курс доллара на 22 января
21.01
17:26
Утвержден состав азербайджанской делегации в ПАСЕ на 2019 год
21.01
17:17
Ариану Гранде обвинили в плагиате и расизме (Видео)
21.01
17:08
Семьям шехидов и участникам войны предоставлены квартиры и автомобили
21.01
16:59
Не Евросоюз, так Россия!
21.01
16:50
AZAL объявил о начале акции для родителей с детьми
21.01
16:48
Блогер Мехман Гусейнов направил обращение президенту Ильхаму Алиеву
21.01
16:40
Глава парламентского большинства Армении не против того, чтобы чиновники выписывали себе премии
21.01
16:32
В Азербайджане впервые проведена трансплантация стволовых клеток, извлеченных из костного мозга и жировой ткани (Фото)
21.01
16:24
Александр Караваев: «Урегулирование карабахского конфликта откроет для региона, и прежде всего Армении, новые экономические возможности»
21.01
16:17
Манвел Григорян «патриотично» отказался обращаться в Евросуд
21.01
16:09
Задержан инкассатор, укравший из терминалов Milliön около 123 тыс. манатов
21.01
16:00
Число миллиардеров в мире за 10 лет почти удвоилось
21.01
15:52
Азербайджанские хакеры взломали армянские адреса э-почты и FB-аккаунтов?
21.01
15:44
EMIN снял в Баку клип по мотивам повести «Алые паруса» (Видео)
21.01
15:35
В Украине пропал без вести еще один азербайджанский бизнесмен
21.01
15:26
Председателем ПАСЕ переизбрали Лилиан Мори Паскье
21.01
15:16
В Лондоне почтили память шехидов 20 Января (Фото)
21.01
15:04
Формат остался прежним
21.01
14:52
Туман не повлиял на работу Международного аэропорта Гейдар Алиев
21.01
14:41
Знаки «Остановка и стоянка запрещены» уберут с дорог Баку (Фото)
21.01
14:31
Пресс-секретарь РПА: «Эта власть не служит интересам Армении»
21.01
14:18
Завтра на Абшероне будет туманно и ветрено
21.01
14:06
Автоцистерна из Ирана с сжиженным газом перевернулась в Баку – МЧС
21.01
13:55
Пашинян: «В системе госуправления Армении возникают ситуации, когда есть руководители, но нет подчиненных»
21.01
13:45
В рамках строительства TAP в Греции и Албании сварено более 760 км труб
21.01
13:32
Азер Алиев назначен председателем правления Ассоциации страховщиков Азербайджана
Другие новости
Трудный путь борьбы
История | Дата: 24.05.2015 | Час: 14:43:00 | E-mail | Печать

Из истории династии Каджаров и ее гянджинской ветви

ЛЕТОПИСЬ

Известие о разорении Тифлиса Ага Мухаммед ханом вскоре дошло до Петербурга. Генерал Гудович, известивший императрицу Екатерину II о том, что войска Ага Мухаммед хана оставили Тифлис, действуя на основании данных ему поручений, во второй половине ноября 1795 года отправил через Дарьял в Грузию два батальона пехоты при шести полевых орудиях.

Получив значительную помощь в начале 1796 года, Ираклий II и Ибрагим хан с войсками подошли к Гяндже. Сохранилось письмо к Ираклию II, написанное Ибрагим ханом, также озабоченным гянджинским вопросом: «Гянджа есть общий наш враг, нужно сему делу нам положить конец». Джавад хан подготовился к защите крепости. Гянджинская крепость была очень сильна, взять ее штурмом было трудно, осада затягивалась.

Осажденный, он вынужден был выдать Ибрагим хану заложников, возвратить Ираклию II пленных грузин и обязался ежегодно выплачивать ему дань в размере 15 тысяч рублей. Ища выход из трудного положения, Джавад хан в сентябре в обращении к В.Зубову попросил прислать к нему отряд российских войск, мотивируя это тем, что его владениям угрожает Ага Мухаммед хан. На самом же деле Джавад хан торопился со вступлением в подданство России лишь потому, что желал обезопасить себя от Ираклия II и Ибрагим хана. Джавад хан, конечно, знал, что в российские планы входит передача его владений Ираклию II.

В рескрипте от 19 февраля 1796 года Екатерина II предписывала В.Зубову присоединить к Грузии Гянджу и Иреван; тогда, по ее словам, Грузия, «усилившись, и без помощи России сможет производить поиски, весьма для нас полезные при случае войны с турками». Исходя из всего этого, можно наверняка заключить, что своим обращением к русским Джавад хан пытался предотвратить захват своих владений и потому без сопротивления передал в октябре 1796 года русскому генералу А.М.Римскому-Корсакову Гянджинскую крепость.

Через несколько лет (в 1803 г.) Джавад хан, вспоминая об этих событиях, писал Цицианову: «...в то время, когда я передал Ганджу твоему падишаху, персидский шах находился в Хорасане, и моя рука не достигала его, и я счел нужным покориться русскому падишаху, как великому также монарху».

После смерти в ноябре 1796 года императрицы Екатерины II вошедший на российский престол Павел I распорядился о скорейшем выводе русских войск из Закавказья. Вывод русских войск из Азербайджана согласно царскому рескрипту начался в декабре 1797го. Тогда же отряд генерала А.М.Римского-Корсакова покинул пределы Гянджинского ханства. Однако русское правительство вовсе не хотело иметь впредь дела с непокорным и ненадежным по отношению к нему Джавад ханом.

Интересно в этом отношении сообщение А.Бакиханова: «...когда русские оставляли крепость Гянджу, то они отдали ее не ему (Джавад хану - Авт.), а грузинскому валию. Ираклий - хан грузинский, Ибрагим хан Карабахский и Селим хан Шекинский пришли с войсками в Гянджу, чтобы от имени Ираклия утвердить ее владетелем Али-Султана Шамшадилского.

Джавад хан хотел бежать, но его жена, Шюкуфа ханым, остановила его и послала Али-Султану напоминание о том, что когда он находился в тюрьме и был обречен на смерть, то она испросила ему у Джавад хана свободу и прощение. Тронутый воспоминанием, Али-Султан тотчас явился к Джавад хану, покорился ему и отказался от всех притязаний на управление. Тогда народ и все прочие ханы, удивляясь его великодушию, оставили Джавад хана при его достоинстве».
Таким образом, Джавад хану вновь удалось сохранить свою власть в Гяндже.

Весной 1797 года, коронованный годом раньше в Мугане на персидский престол, Ага Мухаммед шах Каджар стал готовить свои войска для нового - второго похода на Северный Азербайджан. Надеясь на свои старые заслуги, Джавад хан по требованию Ага Мухаммед шаха в начале июня 1797 года прибыл в Шушу, которая была занята войсками шаха. Однако в этот раз Ага Мухаммед шах, обвинив Джавад хана в неоказании русским сопротивления в ходе похода Зубова, под угрозой казни заключил его под стражу. Но судьба вновь оказалась благосклонной к Джавад хану. После неожиданного убийства Ага Мухаммед шаха на восьмой день после занятия Шуши Джавад хан освободился из заключения и поторопился в свои владения.

Завоевание Гянджинского ханства и судьба Каджаров

После смерти Ага Мухаммед шаха Каджара в Шуше Джавад хан вернулся в Гянджинское ханство, которое вновь в конце 90-х годов XVIII века обрело политическую самостоятельность. Восстановивший власть Джавад хан стал укреплять свои владения и вести независимый курс по урегулированию отношений с соседними государствами, некоторые из которых, как например, Карабахское ханство и Картли-Кахетинское царство, выступавшие традиционно со своими притязаниями к Гянджинскому ханству, переживали не лучшие времена.

После смерти в возрасте 80 лет в 1798 году Картли-Кахетинского царя Ираклия на престол вступил его сын Георгий XII. В отличие от отца он не проявлял открытых враждебных намерений против Джавад хана. Наиболее остро между двумя правителями стоял вопрос о Шамшадиле, являвшимся со времен Сефевидского государства наследным владением Каджаров, но переданный Надир шахом картлийскому царю Теймуразу в наказание за проявленную Зиядоглу нелояльность к его власти.

Несмотря на обещания, Георгий XII так и не вернул эту территорию Гяндже. После ликвидации Картли-Кахетинского царства и присоединения Восточной Грузии к России согласно манифесту Александра I от 12 сентября 1801 года вопрос о Шамшадиле вновь был поднят Джавад ханом - уже перед командованием русской армии на Кавказе.

В связи этим в 1801-1802 гг. развернулась бурная переписка. Позиция Джавад хана по вопросу о Шамшадиле наиболее ярко выражена в ответном письме командующему русскими войсками на Кавказе Б.Кноррингу в 1801 году: «Вы пишете мне, что Шамшадил будто отдан мне Ага Магомед ханом.

Шамшадил никто нам не давал, следовательно, никто и не вправе его у нас отнимать или отдавать. 700 или 600 лет Шамшадил находится во власти моего рода и служит нам. Иногда, конечно, случалось, что часть этого племени по какому-либо неудовольствию на нас приставала к Грузии, впоследствии же или по собственному желанию, или по увещеванию грузинского владетеля в соблюдении соседственной дружбы, возвращалась к нам. Во всяком случае, племя это кроме нас другого владетеля не имело...».


Любопытно, что Кнорринг, веривший в принадлежность Шамшадила к Гяндже («...я хотя и подаю веру, что сие издревле принадлежало Ганджинской области...»), по долгу службы 29 мая 1802 года отвечает гянджинскому хану: «...поскольку Шамшадил при царе Георгии считался в зависимости от Грузии, то с принятием Грузии во всемогущественное управление Его императорского величества я должен удерживать Грузию в тех владениях, в каких он обратился при последнем царе». Однако сторонам не удалось решить вопрос путем переговоров. Русское командование продолжало наращивать свое военное присутствие в Шамшадиле, тем самым давая понять Джавад хану, что не намерено идти на уступки в этом вопросе.

Тем временем 8 сентября 1802-го да царь Александр I назначает на место Кнорринга генерал-лейтенанта князя Павла Дмитриевича Цицианова (грузин по происхождению) главнокомандующим российскими войсками в Грузии, который приступил к своим обязанностям только в феврале 1803 года. Еще 4 декабря 1802-го генерал Б.Кнорринг в своем письме П.Д.Цицианову, описывая «обстоятельства вне Грузии», дал ему о Джавад хане следующую характеристику: «Гянджинский Джеват хан есть из первейших недоброжелателей Грузии. Он имеет на Грузинскую провинцию Шамшадил, на границе к Гандже лежащую, якобы оная издревле к Гандже принадлежит».

Такое же отношение к Джавад хану видно и из письма Коваленского, также адресованному Цицианову 17 декабря 1802 года: «Ганджинский владелец Джевад хан, руководимый издавна неблагонамеренностью к Грузии, но скрывая то под личною политики Персидской, с некоторого времени стал себя обнаруживать...».

Таким образом, еще не вступив в должность главнокомандующего, у Цицианова сложилось общее впечатление о Джавад хане как о грозном противнике. Не случайно после прибытия в Тифлис Цицианов одним из первых отправляет письмо Джавад хану. В своем послании гянджинскому хану от 25 февраля 1803 го да П.Цицианов требует от него принять покровительство России и в залог верности прислать в Тифлис своего сына Угурлу ага: «Исполнение сего требования моего почту я истинным законом вашего чистосердечного доброжелательства и тогда… не будет никакого различия между Ганджею и Грузией». Но вскоре он получает от Джавад хана ответное послание, в котором тот отказывается подчиняться и тем более - принять подданство России, аргументируя это тем, что он «получил фирман от Иранского государя Баба хана».

20 марта 1803 года Цицианов получает от императора Александра I «высочайший именной» рескрипт с планом военных действий на Южном Кавказе. Этот документ, отражавший восточную политику царизма в начале XIX века, включал в себя и завоевание азербайджанских земель. В своем ответном рапорте от 27 апреля 1803 года, ссылаясь на малочисленность войск, Цицианов просит пополнения и раскрывает свои соображения о предстоящем передвижении русских войск на территории Южного Кавказа, где ставит захват Гянджи на «первейшее место» и аргументирует это частыми набегами Джавад хана на Шамшадил. Здесь же он приводит свои сомнения в отношении Джавад хана: «к сему присовокупляются другие основательные причины подозревать его в недоброжелательстве к нам через частые сношения тифлисских жителей с Ганджою, приготовлении его к сопротивлению».

После этого Цицианов стал сосредоточивать свои силы против Гянджинского ханства, которое являлось своего рода воротами в северные ханства Азербайджана и потому представляло большой интерес для Российской империи. Цицианов старался как можно скорее начать наступление на Гянджу, поскольку знал, что Джавад хан не только не думает о российском покровительстве, а даже, напротив, готовится к обороне.

Отношения Джавад хана с Фатали шахом Каджаром, от которого, по собственным словам хана, он получил «милостивый фирман», вызывали опасения Цицианова, который испытывал чувство тревоги по поводу возможного движения персидских войск в сторону Гянджи. В свою очередь Джавад хан, сознавая неизбежность нападения русских войск на Гянджу, еще задолго до начала военных действий отправил своих посыльных к Ибрагим хану для установления с ним дружественных отношений и в «залог дружбы прислал ему две медные пушки в подарок».

Окончание следует

Ильгар НИФТАЛИЕВ,
доктор философии по истории


На фото: мечеть Шаха Аббаса

Статья публикуется в рамках проекта Фонда государственной поддержки развития СМИ при Президенте Азербайджанской Республики
Новости читали: 1159 раз




 

Другие новости

19.01.2019
Расстрел не отменялся…
13.01.2019
Коран под военным мундиром
12.12.2018
Не давать покоя противнику
02.12.2018
Последний хан
01.12.2018
Отец демократии по-армянски


    ,    
Как Вы считаете, чего не хватает нашей медицине?
Квалифицированных специалистов
Современной техники
Финансирования
Другое

  Результаты       Участники:528

        Авторские права защищены. Ссылка при использовании материалов сайта обязательна. При использовании информации на веб-страницах соответствующий переход обязателен. Designed by inetlab.info